Артур Заруба

Учитель музыки частной школы «Ломоносовская школа» абсолютный победитель конкурса «Учитель года России – 1992», кандидат педагогических наук

Музыка — это всё
Я учитель музыки. Мечтал ли я об этом в школьные годы? Конечно, нет. Особенно глядя на учителей, учивших меня. Как-то всё это было несерьезно. Не то что в моей музыкальной студии. А в музыкальную школу меня не приняли — сказали, нет слуха. По-моему, это обычное явление для педагогов, которые уверены, что знают, как будет развиваться ребенок и его способности. В 10 классе, решая конкурсные задачи по химии и математике, я вдруг решил идти туда, в чем разбирался меньше всего, — в музыку. Но моя учительница по фортепиано, когда я ей сказал об этом, ответила: «Артур, не связывай свою жизнь с музыкой!». А если бы я послушал своего учителя?

Но я уже был настолько влюблен в музыку, что не мыслил своей жизни без нее. Только становиться учителем музыки в общеобразовательной школе я не собирался. До третьего курса. Именно тогда мне предложили вести уроки в сельской школе недалеко от города. После первых уроков мне показалось, что это так просто, дети такие внимательные. Я еще не знал, что так они изучают нового учителя, чтобы понять, как лучше им управлять. Но «бацилла» преподавания уже вошла в меня, открыв новые горизонты самовыражения и саморазвития. На четвертом курсе в 1980 году я перешел работать в экспериментальную школу Академии педагогических наук «Школа 2000-го года» под руководством педагога-новатора М. П. Щетинина в селе Зыбкое Кировоградской области. Именно там я увидел своими глазами педагогику сотрудничества, о которой заговорили лишь через шесть лет. В той школе все решения принимались только совместно с детьми. С 1 по 10 класс было по два урока музыки, изобразительного искусства, хореографии в неделю и огромная внеклассная и внешкольная работа по искусству.

А потом была работа в обыкновенных сельских школах в Самарской и Московской областях. Какие там были дети! Я до сих пор с ними переписываюсь. Как они относились к классической музыке! Но я также восхищаюсь детьми «Ломоносовской школы», которых учу сейчас: насколько они умные, настойчивые, интеллектуальные, креативные. И всё-таки, почему музыка — это всё? Для меня это так. Какими я хотел бы видеть своих учеников в будущем? В первую очередь гармоничными людьми: чтобы они были гармоничны в своем развитии, отношениях с близкими, друзьями, коллегами, соседями. А что является моделью гармонии? Для меня — музыка. И, более всего, классическая музыка. Если человек восхищается гармонией классической музыки, он уже не может дисгармонично относиться к окружающему, к самому себе. Но таких людей в нашем обществе пока меньшинство. Отдельная тема — русская классическая музыка. Эта та область, которая безоговорочно признается во всём мире. Нет ни одного оперного театра и концертного зала, где бы не звучала русская классическая музыка и не солировали бы русские классические музыканты. Но, к сожалению, в нашем обществе нет культа классических музыкантов, как, например, в Австрии (Моцарт, Штраус). У нас даже в Москве нет улицы имени Петра Чайковского. А чем это не национальная идея? Мы живем в мире музыки. Наши дети практически не вынимают наушники из ушей. Но ведь очевидно, что есть две музыки: одна музыка тянет человека вниз, а другая — вверх. Одна музыка делает человека проще, примитивнее, а другая — гармоничнее, культурнее, сложнее. Конечно, одна музыка не требует усилий для восприятия, а другая, наоборот, хотя и написана несколько сотен лет назад, до сих пор не может быть до конца понята и поэтому не станет просто фоном. Вот её я и изучаю с ребятами на своих уроках.

Хорошая музыка может быть камертоном школьной жизни
Музыка в школе… Я думаю, хорошая музыка может быть камертоном школьной жизни. Я физически ощущаю школу, в которой музыка не живет. Мне всегда говорили коллеги, что музыка, которая звучит из моего кабинета, создает какую-то особую ауру. А что говорить о музыке во внеклассной работе? Но чаще всего это обычная попса. Хорошо еще, что не шансон. К счастью, есть школы, где проходят балы, литературно-музыкальные вечера, концерты классической музыки. Где дети могут все вместе спеть песни, прошедшие проверку временем. Ведь музыка — это огромная объединяющая сила, которая в школе пока не используется и на 10%. Есть такое выражение: «Счастлив тот, кто созидает». Я счастливый человек, потому что сочиняю детские песни, мюзиклы, пишу музыку к школьным спектаклям. Мои песни поют дети на школьных праздниках. Я даже знаю, что мои песни поют в других городах России. Мои мюзиклы поставлены во многих школах Москвы. Мюзиклы я начал сочинять, потому что понял, что их музыкальный язык близок ученикам, а проблемы с их помощью можно поднять до уровня высокого искусства. Например, к 300-летию М. В. Ломоносова я сочинил музыку, и в моей школе был поставлен мюзикл о детских и юношеских годах Михаила Васильевича. А в прошлом году мы с учениками 7-х классов поставили мюзикл «Тимур» по «Тимуру и его команде» А. П. Гайдара.

Вот уже четыре года я провожу мастер-классы на Съезде учителей Москвы. Темами моих мастер-классов были «Искусство видеть способности», «Образ», «Вопрос», «Математика… Музыка…». Во время их подготовки и проведения мне пришлось много размышлять о метапредметных понятиях. И каждый раз меня выручала музыка. Ведь музыка — это образ. Музыка — это вопрос. Готовя же «Математику… Музыку…», я понял, что благодаря музыке могу придумать мастер-класс о её связи с любым школьным предметом. Потому что музыка — это универсум, модель Вселенной, как, кстати, считал великий Пифагор. О чем я мечтаю? Я хочу, чтобы музыка была необходима для жизни школы так же, как литература, математика, русский язык. Чтобы без нее школа была невозможна. Чтобы у нас в школах работали учителя музыки с высшим образованием, которые сами любят музицировать, импровизировать, сочинять. Чтобы в каждой школе был хотя бы один постоянно действующий музыкальный коллектив: хор, оркестр, ансамбль. Обязательно в школе должны быть уроки театра и хореографии.

И ведь это всё уже было в опыте наших самых известных педагогов — А. С. Макаренко, С. Т. Шацкого, В. А. Сухомлинского. Я хочу закончить высказыванием Чарльза Дарвина: «Если бы мне пришлось вновь пережить свою жизнь, я установил бы для себя правило читать какое-то количество стихов и слушать какое-то количество музыки по крайней мере раз в неделю; быть может, путем такого (постоянного) упражнения мне удалось бы сохранить активность тех частей моего мозга, которые теперь атрофировались».

текст: А. Заруба фото: Н. Арефьева

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: