Баллада о солдате. Сидор Ковпак

Пройти с боями сотни километров по оккупированной нацистами земле под ударами частей СС и немецкой авиации; уничтожить важные объекты, действуя без подкреплений, без подвоза боеприпасов, продовольствия и медикаментов, без поддержки местного населения; выйти из окружения и раствориться в лесах — такое было под силу только легендарному партизанскому командиру, дважды Герою Советского Союза Сидору Ковпаку.

Сидор Артемьевич Ковпак родился в 1887 году в украинском селе Котельва Харьковской губернии (ныне поселок городского типа в Полтавской области — прим. ред.) в бедной многодетной семье. В детстве Сидор занимался тяжелым крестьянским трудом, учился в церковно-приходской школе. В 11 лет мальчика отдали в работники к богатому торговцу. Со временем, оценив честность и ответственность Ковпака, хозяин назначил его приказчиком. Сидор стал помогать своей большой семье, пытался продолжить образование. В 1909 году юношу забрили в царскую армию, в пехотный полк, стоявший в Саратове. После увольнения со службы в 1912 году С. А. Ковпак хотел остаться в городе. Но в июне 1914 года его мирная жизнь, как и жизнь миллионов других подданных Российской империи, была нарушена выстрелами в Сараеве. Началась Первая мировая война.

Сидор Артемьевич Ковпак

Сидор оказался на фронте. За смелость и смекалку его перевели в разведку. Благодаря ловкости, чутью и точному расчету разведчику раз за разом удавалось добывать «языка» в австрийских траншеях. Русская армия вышла в Карпаты. Но в 1915 году последовало отступление. В ту тяжелую пору в апреле в Галицию, где стояла часть Ковпака, прибыл сам Николай II. Ефрейтор С. А. Ковпак в числе других солдат предстал перед императором. Царь самолично приколол Георгиевский крест к гимнастерке храброго разведчика. В следующем году началось знаменитое наступление русской армии, известное как Брусиловский прорыв. Воодушевление от первоначальных побед вскоре сменилось досадой и даже озлоблением от огромных потерь и отсутствия стратегического успеха: бойня в Галиции и в Прикарпатье продолжалась. В среде солдат по обе стороны фронта зрело убеждение в ненужности этой войны для простого народа.

В 1917 году многим пришлось делать выбор, во многом определивший их дальнейшую судьбу. Сидор Ковпак присоединился к большевикам. Его полк сняли с фронта как ненадежный, но в условиях начавшейся революции это только ускорило самоликвидацию части. Солдатский комитет, членом которого стал С. А. Ковпак, постановил: «Расходимся по домам!»

Родное село Сидор Ковпак застал в состоянии брожения. Он был возмущен несправедливостью властей по отношению к бедным односельчанам. Быстро проявились его организаторские способности. Разведчику удалось тайно сформировать целый большевистский отряд, который установил в селе советскую власть. Многие поддержали большевиков, обещавших разом решить самые наболевшие проблемы. Именно С. А. Ковпак возглавил комиссию, которая поделила всю землю между жителями родного села. Но Гражданская война на Украине только начиналась. Пришли немцы. Ковпак собрал боевой отряд и, используя свои навыки работы в тылу врага, начал партизанскую борьбу с оккупантами. Именно тогда, в 1918 году, Сидор Ковпак впервые стал командиром партизанского отряда. Позднее он вступил в ряды регулярной Красной армии, воевал в составе знаменитой дивизии В. И. Чапаева.

Обед в партизанском отряде

После окончания Гражданской войны командир Красной армии С. А. Ковпак работал уездным военкомом в Павлограде. Однако ревматизм, заработанный в окопах Первой мировой, заставил его расстаться со службой в армии. С. А. Ковпак женился и переквалифицировался в хозяйственника, стал руководить сельскохозяйственным кооперативом в Путивле, а с 1937 года — Путивльским горисполкомом Сумской области Украины. Вспыльчивый характер и инициативность отставного командира приводили к ссорам с начальством, но этот его опыт руководства очень пригодился потом, в годы войны. Теперь мы уже не узнаем, жалел ли Ковпак в те страшные для украинских крестьян голодные годы о своем выборе в пользу большевиков. Бывалый разведчик обладал скрытным характером: знавшие его люди отмечали, что своими сокровенными мыслями он делиться не любил. Это качество оказалось полезным во время командования партизанским отрядом в тылу врага.

Пора тяжелых испытаний настала 22 июня 1941 года. Немецкие дивизии вступили на территорию Украины. Через несколько дней С. А. Ковпак, как и другие члены парторганизаций в прифронтовых районах, получил директиву ЦК из Москвы, в которой предписывалось, не дожидаясь прихода оккупантов, формировать партизанские отряды, которые в захваченных районах должны «создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу». Идея состояла в том, чтобы до отхода частей Красной армии вооружить многочисленные отряды будущих партизан, заложить тайники с продовольствием и боеприпасами, создать базы отрядов в лесах.

Многим партийным начальникам и офицерам НКВД такая задача оказалась не по плечу. Иногда в спешке пытались сформировать отряды из непригодных к службе людей, не горевших желанием уходить в леса. После прихода оккупантов такие отряды быстро уничтожались или просто растворялись среди местного населения. Но Сидор Ковпак принялся за дело со всей обстоятельностью. Строго соблюдая конспирацию, он создал базы партизанских отрядов в соседних лесах: Спадщанском и Новослободском. В тайниках были спрятаны одежда, котелки, продовольствие и 750 килограммов взрывчатки.

Фронт неумолимо приближался. 26 августа началась эвакуация Путивля. Уехала на подводе и жена С. А. Ковпака Екатерина Ефимовна. 10 сентября в Путивль вступили передовые части немцев. Сидор Артемьевич, которому на тот момент было около 55 лет, с группой из 42 человек ушел в лес. Собрав свой небольшой отряд, командир сразу объяснил бойцам, какая борьба их ждет: «Не забывайте: мы воюем насмерть! Или мы — их, или они — нас. Середины нет и быть не может». По опыту Ковпак знал, как сложно поддерживать дисциплину в условиях партизанской войны, поэтому был требователен и строг. Простой в обхождении, он был похож на немолодого лесника, но цепкий и пристальный взгляд выдавал в нем командира, привыкшего ни на минуту не терять бдительности. Бойцы всегда чувствовали его заботу — он уделял внимание каждой мелочи в подготовке и снабжении отряда — и по-свойски называли его Дедом.

В сентябре 1941 года партизаны отряда Ковпака начали борьбу на коммуникациях противника: один за другим на дорогах стали взлетать на воздух немецкие грузовики и мотоциклы. Удалось уничтожить и машину с немецкими генералами. В этот период отряд не имел рации. Между тем в октябре немецкие танковые клинья нацелились на Москву. Хвастливым заявлениям немецкой пропаганды о том, что столица скоро падет, С. А. Ковпак не верил, но понимал, что положение на фронте очень тяжелое. Партизаны исходили из того, что каждый уничтоженный в лесах Сумщины солдат противника, каждый сожженный грузовик означал реальную помощь защитникам Москвы.

К Ковпаку приходили новые люди и вливались в отряд, но среди них были и шпионы, работавшие на немцев. Только опыт и бдительность командира позволили соединению выжить и продолжать борьбу. Соседняя группа под командованием Семена Васильевича Руднева, действовавшая в Новослободском лесу, оказалась в тяжелом положении: предатель выдал немцам тайники с боеприпасами. Решено было объединить силы: С. А. Ковпак стал командиром, а С. В. Руднев — комиссаром объединенного отряда. Руднев, храбрый и обаятельный офицер, умевший найти путь к сердцу самых разных людей, сыграл важную роль в сложении по-настоящему сплоченной боевой части. Командир и комиссар понимали, что неоправданная жестокость и мародерство могут лишить партизан главного — поддержки населения. Многие из тех, кто приходил в отряд, потеряли товарищей или близких, пережили унижение и страх. С. В. Руднев, по выражению одного из командиров отряда П. П. Вершигоры, «выбивал из них ненужную жестокость, воспитывал терпеливость, выносливость, высмеивал трусов, пьяниц и особенно жестко боролся с мародерами». Сам С. А. Ковпак внимательно следил за настроением партизан и старался в самых сложных ситуациях поднять боевой дух своих хлопцев.

С.В. Руднев и С.А. Ковпак

Хотя партизанская борьба на захваченной немцами территории в 1941 году, по сути, только начиналась, германское командование вскоре почувствовало опасность. Из ставки А. Гитлера пришел документ, разъяснявший оккупационным властям методы борьбы с повстанцами: «Искуплением за жизнь каждого немецкого солдата в таких случаях должна служить, как правило, смертная казнь 50–100 коммунистов. Способы этих казней должны еще увеличивать степень устрашающего воздействия». Карать смертью предписывалось и лиц, «стремящихся установить связь с какой-либо иностранной армией». Параллельно с карательными акциями против партизан на Украине начал раскручиваться страшный маховик геноцида евреев.

В конце октября немцы предприняли первую попытку «зачистить» Спадщанский лес силами отряда пехоты при поддержке танков. Эта попытка не удалась. Один из танков, подорвавшийся на партизанской мине, даже был захвачен. Внутри него обнаружился немецкий «трофей» — красное знамя школьной пионерской дружины. Девушки-партизанки вышили на нем слова «Путивльский партизанский отряд». Так у соединения С. А. Ковпака появилось свое боевое знамя.

Партизаны зимой

В ноябре 1941-го отряд уже вел активные действия, нападая на вражеские подразделения на дорогах и на гарнизоны в окрестных селах. Но зимой, когда в лесу исчезла спасительная листва, положение партизан осложнилось. Это прекрасно понимали немцы. В начале декабря они окружили Спадщанский лес большими силами и начали наступление на наших бойцов. Первую атаку удалось отбить, но Дед понимал, что сила партизан во внезапных нападениях, а не во фронтальном бою с хорошо вооруженными частями противника. Он принял решение прорвать окружение и временно отступить в бескрайние брянские леса. На помощь патриотам пришла природа: ударил 30-градусный мороз. Он прочно сковал болото, которое немцы считали непроходимым. Не выдав себя ни единым звуком, партизаны проскользнули вместе с обозом буквально в нескольких десятках метров от немецких постов. Отряд расположился на границе Брянщины. Здесь Ковпак привел своих бойцов к присяге. Партизаны клялись не щадить своей крови в борьбе с фашистами и изменниками Родины. В окрестностях удалось захватить оружие и боеприпасы. В отряде наладили помол зерна и выпечку хлеба. Теперь ковпаковцы были готовы к серьезным операциям.

Шифровка с «Большой земли»

Но их командир решил не возвращаться в Спадщанский лес. Многие партизанские отряды на оккупированной территории сидели в чащах по соседству с родными деревнями. Серьезного ущерба врагу они не наносили и к тому же были уязвимы для карательных операций. С. А. Ковпак постоянно анализировал тактику партизанской борьбы и пришел к выводу о необходимости дальних рейдов по тылам врага. В начале 1942 года отряд нанес удар оккупантам там, где его не ждали: он начал громить немецкие гарнизоны в селах вокруг Путивля. Передвигались партизаны по ночам, что позволяло им атаковать гарнизоны и базы фашистов внезапно. Освобождая село, партизаны, пусть и на время, заявляли о себе как о представителях законной власти. Как это ни удивительно, но в населенных пунктах проводились массовые митинги. А однажды Дед даже устроил настоящий парад — в глубоком тылу у немцев зимой 1942 года! Целью мероприятия было укрепить патриотические настроения крестьян и привлечь к себе внимание оккупантов, заставить их тратить силы и ресурсы на борьбу с партизанами. Применил Ковпак и небольшую хитрость, рассчитанную на немецких осведомителей: единственную в отряде пушку возили мимо трибун несколько раз, чтобы убедить противника в силе повстанцев. Люди снабжали бойцов продовольствием, некоторые уходили с партизанами в лес. Вместо бессудных расправ, которые нередко происходили в ходе партизанской войны над полицаями, С. А. Ковпак устраивал судебное разбирательство. Насильно мобилизованных в полицию отпускали, а тех, кто выдавал на расправу семьи партизан и коммунистов, участвовал в расстрелах советских граждан, приговаривали к казни. Если была возможность, то продовольствие ковпаковцы не брали у крестьян, а захватывали на продовольственных базах и складах противника. «Главный мой интендант — Гитлер», — говорил командир. Слава о Сидоре Ковпаке пошла по Украине. В его подчинение стали переходить другие отряды. Так начало формироваться Сумское партизанское соединение под общим командованием С. А. Ковпака. Отряд разросся до 500 человек.

Рота путивльских партизан

Такая активность не могла остаться незамеченной. В феврале оккупационные власти бросили на партизан венгерские части. Ковпак знал, что противник попытается окружить его отряд. Командир подыграл оккупантам: партизаны захватили село, расположенное на открытом месте, а неподалеку разместили засаду. Венгры атаковали населенный пункт и понесли большие потери. Когда они всё же заняли селение, по ним отбомбились немецкие самолеты. Тем временем отряд С. А. Ковпака ушел в брянские леса.

В брянском лесу

Это был настоящий партизанский край на границе современной Украины и России, включавший около 400 сел. С «Большой землей» здесь поддерживалась постоянная связь. На вооружении партизан имелись даже танки. Сюда боялись соваться полиция и небольшие карательные отряды. Партизаны Ковпака встали в Старой Гуте. Самолетом в отряд доставили долгожданную рацию. Был получен приказ советского командования: дезорганизовать движение на железнодорожной магистрали Конотоп — Курск и на параллельных ей шоссейных дорогах.

В мае отряд из 750 бойцов на 150 подводах вновь отправился в поход к Путивлю. Во время похода пришло известие о присвоении Сидору Артемьевичу звания Героя Советского Союза. Ковпаковцы застали врасплох венгерские и полицейские гарнизоны в окрестностях Путивля. Разнесся слух о глубоком прорыве Красной армии. 26 мая 1942 года партизанский отряд С. А. Ковпака вступил в Путивль. На один день в городе была восстановлена законная власть. Командир понимал, что жители ждут полного освобождения от оккупантов, и старался вселить в них надежду: «Немного погодите, товарищи! Уже недолго, поверьте! Мы, партизаны, то первая ласточка…»

Когда немцы двинули на Путивль фронтовые части с бронетехникой, партизанам пришлось отступить. Кроме того, требовалось выполнить задачу командования. Ковпаковцы взорвали мосты через Сейм и дезорганизовали железнодорожное сообщение на магистрали Конотоп — Курск. В это время немецкие дивизии рвались к Сталинграду и Кавказу. Отвлекая часть сил противника и нарушая снабжение наступавших войск вермахта, партизаны вносили свой вклад в великую битву на Волге.

П.П. Вершигора

С. А. Ковпак крепко разозлил оккупационные власти. В июне партизан с разных сторон атаковало несколько полков при поддержке артиллерии и авиации. В Новослободском лесу Сумский отряд попал в окружение. Было решено держать оборону в заброшенном монастыре. Шел ожесточенный бой, многие партизаны погибли. С трудом им удалось вырваться из кольца: помогла атака соседнего партизанского отряда. Обнаружив, что предводитель повстанцев ускользнул, фашисты расстреляли в селе Новая Слобода 586 мирных жителей, снабжавших партизан продовольствием. Теперь в отряде Ковпака было много раненых, боеприпасы были на исходе, поэтому в июле командир вновь двинул отряд на Брянщину, в Старую Гуту. И тут оказалось, что в отсутствие партизан каратели захватили и сожгли их базу. Внезапным ударом батальон противника был разгромлен, а некоторые служившие в нем словаки перешли на сторону партизан. Старая Гута была восстановлена, вернулись в свои дома укрывшиеся в чащобе местные жители.

Но Деду отдохнуть не удалось: Центральный штаб партизанского движения вызвал С. А. Ковпака и командиров других крупных партизанских отрядов в Москву. Преодолев линию фронта, самолет доставил Деда в столицу. Здесь выяснилось, что командирам предстоит явиться на совещание к самому И. В. Сталину.

На совещании Ковпак, преодолев волнение, от имени всех партизан, действовавших на Украине, заверил вождя в том, что поддержка местного населения позволяет им решать масштабные задачи. Верховный главнокомандующий поставил перед партизанами новые цели: совершить глубокий рейд по тылам противника — в те районы, где еще не распространилось партизанское движение. Отряду С. А. Ковпака предстояло «потревожить» нацистов в Правобережной Украине. Вернувшись, командир начал готовиться к походу: самолеты с «Большой земли» прилетали с боеприпасами, а возвращались с ранеными, женщинами и детьми. Прибыли и новые офицеры, среди которых был Петр Петрович Вершигора, ставший заместителем С. А. Ковпака по разведке. До войны он был киевским кинорежиссером, а закончить Великую Отечественную ему предстояло генерал-майором.

Операция «Сарненский крест»

15 сентября 1942 года из штаба был получен приказ начать поход за Днепр. В рейд выступил уже не отряд, а соединение Ковпака, насчитывавшее более тысячи бойцов. Прорвавшись через вражеские заслоны, партизаны вышли в Черниговские земли. Поначалу партизаны двигались скрытно, обходя крупные гарнизоны, следуя указанию своего командира: «Хлопци, щоб ничего не триснуло, не брязнуло, щоб тильки шелест пишов по Украини…» Но когда повстанцев обнаружили, Дед сразу сменил тактику: пошли напролом, с «фейерверком», громя гарнизоны, станции и склады. Среди оккупантов началась паника. Полетел слух о прорыве 40-тысячной армии советских войск. Совместно с партизанским отрядом А. Н. Сабурова ковпаковцы овладели городом Лоев, захватили паромы и переправились через Днепр. Оказавшись на территории Правобережной Украины, партизаны приступили к уничтожению мостов и гарнизонов противника. В начале декабря С. А. Ковпак выбрал важную цель для атаки — железнодорожный узел Сарны. Здесь скрещивались стратегически важные линии Барановичи — Ровно и Ковель — Киев. По этим магистралям шли грузы для вермахта, в том числе для ударной группировки, готовившейся прорвать кольцо советских войск вокруг армии Паулюса в Сталинграде. Открывалась возможность надолго остановить движение на этих путях, так как в округе имелось несколько железнодорожных мостов. Опытный партизан не мог упустить такой шанс. В ночь с 4 на 5 декабря одновременно были взорваны пять мостов через реки вокруг города Сарны.

Только после этого отряд двинулся в обратный путь, не теряя темпа, опережая действия противника. Новый, 1943 год партизаны встретили на марше в Гомельской области, на юге Белоруссии. В канун праздника Дед в кругу соратников собирался выпить чарку, но война продолжалась, послышалась стрельба. Оказалось, что ничего не подозревающий батальон немцев въехал в расположение партизанского отряда в деревне Тонеж. Пришлось, как выразился командир, «колядников калачами угощать».

Первый дальний поход бойцов С. А. Ковпака завершился в начале 1943 года, когда отряд обустроился на зимовку в лесах Полесья. Сюда, на лед озера, садились самолеты, доставлявшие из-за линии фронта боеприпасы и медикаменты. Пополняли партизаны свои запасы и за счет немецких складов в окрестностях. Один из самолетов привез Ковпаку новую форму и награды для его бойцов. С нескрываемым удовольствием немолодой командир соединения мерил обновку. С детства осталось у него особое отношение к новой одежде. «В молодые годы я обновы имел раз-два и обчелся… Мать, бывало, мне одежонку все перешивала из тряпья всякого», — вспоминал С. А. Ковпак.

Оружие партизан

Тем временем отряд восстановил боеспособность. Теперь он насчитывал более 1500 человек, на вооружении имелось несколько легких пушек. 2 февраля партизаны снова выступили в поход на запад. Сбивая немцев с толку, Дед менял направление движения. Фашисты потеряли из виду ковпаковцев. И партизаны вновь нанесли удар там, где их не ждали, — недалеко от Ровно, где располагалась ставка рейхскомиссара оккупированной Украины Эриха Коха. Батальоны Ковпака атаковали Цумань, взорвали эшелоны с войсками и танками. Отряд служивших немцам казаков из состава Цуманского гарнизона перебил своих офицеров и присоединился к партизанам. Затем ковпаковцы повернули на восток — к Житомиру. Немецкие карательные части не поспевали за повстанцами. Продолжая ускоренный марш, С. А. Ковпак оказался в окрестностях столицы Украины. Партизаны ворвались в село Блидча на реке Тетерев так быстро, что местная полиция не успела предупредить начальство. Поэтому, когда к селу приблизились преследующие Ковпака батальоны, состоявшие из немцев и коллаборационистов, они в упор были расстреляны из всех видов оружия.

В партизанском отряде Сидора Ковпака готовятся к новой операции

Уходя, партизаны взорвали мост через Тетерев. Грохот взрыва, как рассказывали очевидцы, был слышен в Киеве. Подчиненные Э. Коха снова упустили Ковпака. А неутомимый Дед через несколько дней уже устраивал засаду на реке Припять для кораблей, везших грузы для немцев: суда пустили под воду. Командир продолжал вести отряд на север, в глухие леса. Он вновь и вновь оказывался на шаг впереди оккупантов. Немцы готовились окружить бойцов С. А. Ковпака и утопить их в болотах Припяти. Построив понтонный мост на широкой реке, отряд вырвался из окружения. Добравшись до Полесья в мае, партизаны, наконец, смогли передохнуть и залечить раны.

Дальний рейд Сидора Ковпака прославил его по обе стороны фронта. Ему было присвоено звание генерал-майора. Некоторые пожилые партизаны, служившие еще в царской армии, даже пытались обращаться к командиру «Ваше высокоблагородие». В ответ Дед шутил. Но командование на «Большой земле» не давало партизанам расслабляться. Начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач прибыл в отряд и лично вручил С. А. Ковпаку секретный приказ: совершить глубокий рейд по тылам противника вплоть до Карпатских гор и нанести удар по нефтяным промыслам Дрогобыча. Глубокий прорыв сильного партизанского соединения должен был продемонстрировать жителям Западной Украины и соседних стран, что произошел коренной перелом в ходе войны, что судьба нацистского режима предрешена.

Штаб Сумского партизанского соединения

Командование осознавало, что такой рейд будет крайне рискованным предприятием и осуществить его способно лишь одно партизанское соединение. Бойцы С. А. Ковпака уже приобрели опыт дальних походов по вражеским тылам, а их командир был самым искушенным в партизанской борьбе из всех, на кого могли положиться в Москве. В свой самый дальний и тяжелый поход соединение Ковпака выступило из села Милошевичи на украино-белорусской границе 12 июня 1943 года. В отряде теперь было почти две тысячи человек, пулеметы, минометы, пять легких 45-миллиметровых противотанковых орудий и даже две 76-миллиметровые полковые пушки. Во всем соединении лишь несколько командиров знали о цели похода. Начался легендарный Карпатский рейд Сидора Ковпака, самый знаменитый из всех партизанских рейдов Второй мировой войны.

В первые недели партизанское соединение двигалось на запад через леса. По пути пустили под откос 12 вражеских эшелонов, взорвали несколько железнодорожных мостов. Однако Дед искусно маскировал движение своей колонны. Боевые группы совершали диверсии в стороне от движения основного отряда, оттягивая на себя внимание противника. В результате пущенные под откос эшелоны и разгромленные гарнизоны немцы долгое время приписывали местным партизанским отрядам.

Минирование железной дороги

На Волыни случались столкновения с Украинской повстанческой армией, население здесь не поддерживало красных партизан. Отряд С. А. Ковпака еще никогда не действовал в такой сложной обстановке. В начале июля колонна ковпаковцев двигалась уже в районе Тернополя, по направлению к Днестру. На пути стоял город Скалат, который Ковпак решил атаковать. Партизаны уничтожили местный гарнизон, электростанцию, множество транспорта, освободили обреченное на истребление население еврейского гетто.

Под Тернополем ковпаковцы взорвали несколько железнодорожных мостов, один из которых, как оказалось, имел важное стратегическое значение для германского командования. В те дни под Курском разворачивалось грандиозное сражение. В сутки по мосту проходило до 80 эшелонов, в том числе с танками. Теперь немецкие составы пришлось возвращать в Польшу и гнать дальними окружными путями.

Ситуация обсуждалась на уровне ставки А. Гитлера. Рейхсфюрер СС Г. Гиммлер потребовал уничтожить С. А. Ковпака. Руководить операцией должен был обергруппенфюрер СС Ф. Крюгер. Началась переброска на Днестр охранных полков и других частей СС. Целая дивизия СС «Флориан Гайер» была снята с фронта и срочно передислоцировалась в район предполагаемого местонахождения партизан. Давно обещанная награда за голову Сидора Ковпака была повышена до 100 тысяч рейхсмарок.

Спущенный под откос эшелон на окупированной территории СССР

Пока партизаны опережали действия противника: им удалось внезапно захватить мост через Днестр у села Сивка и уйти на запад, в Черный лес. В охоте на партизан была задействована авиация. Глядя на немецкие самолеты, атаковавшие колонну, командир с досадой говорил: «Добре было Денису Давыдову партизанить. Его авиация не щипала. Покрутился бы он здесь. Про маскировку тот гусар небось и не слыхивал». Началась самая сложная часть пути — подъем в горы. Лошади, тянувшие подводы, выбивались из сил. Пришлось на себе тащить грузы, орудия и пулеметы. Подъем по горной тропе проходил под огнем вражеских штурмовиков. Немцы уже догадались о конечной цели рейда партизан — это были нефтепромыслы. Третий рейх испытывал дефицит горючего. Его своевременные поставки были критически важны для вермахта, не сумевшего прорваться к Курску и отступавшего теперь под ударами Красной армии. Но партизаны сумели выйти к нефтяным промыслам Биткува и Яблонова. За короткий срок группы подрывников уничтожили 40 нефтяных вышек, 13 нефтехранилищ, три нефтеперегонных завода, нефтепровод. Огонь на нефтепромыслах бушевал несколько суток.

Только теперь многочисленные немецкие части начали окружать партизан. С. А. Ковпак понимал, что его долг — спасти отряд от уничтожения. Началось маневрирование по горным тропам под огнем противника.

Несколько раз С. А. Ковпаку и С. В. Рудневу удавалось нащупать слабое звено в замыкающемся вокруг отряда кольце и вырваться из окружения. Люди выбивались из сил, появилось много раненых, не хватало продовольствия. Чтобы повысить маневренность отряда, командир приказал уничтожить всё тяжелое вооружение.

Партизанский отряд в Карпатах

Упорно продвигаясь вперед по Карпатам, партизаны оказались в тех местах, где в молодости Сидору Ковпаку довелось воевать с австро-венгерской армией. Ф. Крюгер требовал наконец уничтожить неуловимого вождя партизан. По воспоминаниям самого Ковпака, на горе Шевка они в который раз оказались окружены полками СС и горнострелковыми частями. Два дня партизаны отбивали атаки противника под ударами авиации. С самолетов сбрасывали не только бомбы, но и листовки с предложением сдаться. Сидор Артемьевич осознавал: ситуация практически безвыходная. Все проходы перекрыты противником. Разведчики не находили ни одной свободной тропы. Боеприпасы были на исходе, продовольствие кончилось… Забыв об усталости, Дед часами изучал карту, пытаясь найти выход, и вдруг уверенно заявил: «Дорога должна быть! В Первую мировую я сам ее строил». Пожилой командир, пробираясь сквозь кустарник, повел своих разведчиков по склону горы. Наконец, повеселев, он крикнул: «Щоб я вмер, вона!» Бойцы не сразу разглядели дорогу: за годы, прошедшие с Первой мировой, она успела зарасти, но пройти по ней было можно. Эта дорога не была обозначена на картах, немцы о ней не знали. Ночью партизаны исчезли с вершины горы, а утром немцы захватили пустые окопы.

Однако охота на отряд продолжалась. На его пути к спасительной переправе через реку Прут оказался город Делятин, занятый большим гарнизоном. Было решено наступать всеми силами. В ночь с 3 на 4 августа 1943 года поредевшее соединение С. А. Ковпака стремительно атаковало город. Партизаны уничтожили сотни гитлеровцев и штаб самого Ф. Крюгера. В городе бойцы впервые за много дней смогли поесть хлеба. Но нужно было еще переправиться через Прут. В авангарде наступал отряд во главе с комиссаром. Узнав о нападении на Делятин, немцы стали срочно перебрасывать в район переправы подкрепления на автоколоннах. Передовой отряд С. В. Руднева вступил с врагом во встречный бой, которого партизаны всегда старались избегать, и был уничтожен. Пал в бою и сам Семен Васильевич Руднев. О гибели этого отряда и своего ближайшего соратника Сидор Артемьевич не мог забыть до конца жизни. Только после войны удалось обнаружить место гибели партизан. Сам командир с остальной частью соединения сумел преодолеть немецкий заслон. Чтобы окончательно оторваться от преследования, Ковпак решил разделить соединение на три группы, которые должны были разойтись в разных направлениях, просочиться между частями противника и соединиться затем в условленном месте. План сработал: партизанам удалось пробить последний заслон и исчезнуть в лесах. С. А. Ковпак был ранен в ногу, но скрывал это от своих хлопцев. Около двух месяцев шли ковпаковцы к месту сбора. За четыре месяца Сумское соединение с боями преодолело четыре тысячи километров. Отряд понес большие потери, но сохранил боеспособность.

Карпатский рейд Ковпака

В конце 1943 года пришло неожиданное для командира известие: правительство Украины и командование, учитывая состояние здоровья Ковпака, ухудшившееся после тяжелых испытаний в Карпатах и ранения, приняли решение отозвать его на «Большую землю» для лечения и отдыха. С. А. Ковпаку было кому передать командование отрядом: соединение возглавил его заместитель П. П. Вершигора. А Деда переправили за линию фронта. За беспримерный Карпатский рейд Ковпак получил вторую звезду Героя. Его партизаны продолжали воевать с врагом, дошли до Чехословакии, но со второй половины 1943 года уже не лесные бойцы, а регулярные части Красной армии освобождали от оккупантов город за городом.

С.А. Ковпак и И.Н. Кожедуб на заседании Верховного Совета СССР

После войны С. А. Ковпак стал живой легендой партизанского движения. Опыт его дальних рейдов внимательно изучали не только историки, но и командиры повстанцев — участников вооруженных конфликтов второй половины XX века. До своей смерти в 1967 году Ковпак принимал участие в работе Верховного Совета Украинской ССР. Всю сознательную жизнь Сидор Ковпак считал себя человеком, который служит своему народу. Память о легендарном командире партизан жива и на Украине, и в России.

текст:  Е. Мирзоев

фото:  KOVPA K . O N L I N E , W I K I M E D IA . ORG

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: