Всё сложно… или Образование по-бразильски

Среди каменно-бетонных джунглей фактической столицы Бразилии можно встретить удивительные деревья, состоящие из сотен разных стволов, переплетенных или изолированных. И город Сан-Паулу, как модельный мегаполис, вполне себе мог бы выбрать в качестве символа такое вот дерево, коих тут немало и которые весьма органично встроены в городской ландшафт. Не похожие друг на друга ветви и корни, ползущие друг по другу, мешающие друг другу и выживающие за счет друг друга, сплетенные в сложный многомиллионный клубок судеб, улиц, транспортных магистралей, внешне — чисто Сан-Паулу, разный, пестрый, эклектичный во всем, переполненный до краев и растущий даже тогда, когда уже вроде бы и некуда…

Такова и система образования Федеративной Республики Бразилия: сложная, запутанная и местами дикорастущая1. Даже принятый сравнительно недавно новый закон об образовании и единый всеобщий экзамен, встречающие неоднозначную оценку в обществе в целом и в педагогической среде в частности, хоть и дают надежду на наведение элементарного порядка, но не более чем. Пока!
Более-менее общим для учебных заведений страны является начало учебного года. Это январь-февраль. Нам это может показаться странным. Но уверяю, для жителей экваториально-тропических широт наш выбор сентября в качестве точки отсчета выглядит не меньшей причудой. Здесь это окончание календарного лета. Школьники всех возрастов надевают школьную форму и топают по направлению к граниту науки. Кто пешком, кто на школьном автобусе. А в Амазонии, к примеру, по трапу или на лодке: здесь существуют плавучие школы, перемещающиеся по течению от поселка до поселка.
Государство активно декларирует заботу об образовании, выделяя на него чуть ли не 5% ВВП страны. Но увы, эта цифра зависит от любых колебаний в экономике, развивающейся в соответствии с законами рынка.
И большую часть ответственности за поддержку образования несут власти штатов (да-да, Бразилия делится на штаты, подобно североамериканскому соседу2) и муниципалитеты. Как и в России, здесь представлены детские сады, начальная и средняя школа. Далее — вузы3.
Закон предусматривает обязательное начальное образование с четырех лет4.

1Автору удалось побеседовать с несколькими десятками учителей, директоров и завучей разных школ из нескольких штатов Бразилии во время проходившей в мае 2019 года в Сан-Паулу всемирной образовательной выставки Bett Educar 2019. В силу ограничений формата статьи система бразильского образования описана в общих чертах, без учета отдельных различий по штатам.
2Точнее – соседям: еще же Мексиканские Соединенные Штаты.
3Система образования Бразилии включает в себя несколько традиционных ступеней: дошкольное образование, начальную и среднюю школы, университетское образование и послеуниверситетскую подготовку. Средняя школа занимает 12 лет!
4Стимулирование посещения детьми начальной школы государство осуществляет через несколько программ, предусматривающих финансовую поддержку бедных семей. Например, Bolsa Escola – программа, по которой государство выделяет небольшую денежную помощь родителям, следящим за успеваемостью в школе, а также за состоянием здоровья детей. Существуют и региональные программы такого рода.

 

 

На уровне детского сада и начальной школы, иногда образующих подобие нашего образовательного комплекса. Эта ступень полностью финансируется государством и с 90-х годов регулируется рядом законодательных актов: число детей в классе, требования к квалификации специалистов и т. д. Сады могут быть государственными и частными. Цены различны. Конкуренция высока. В брендовые сады, как правило, повторюсь, образующие единые структуры с «началкой», — очередь!
Школ — много! И они составляют практически три «касты». Первая — это частные школы. По определению, по местным меркам дорогие. Обеспеченные сравнительно неплохо и более-менее технологически преодолевшие грань веков. Есть небольшие, почти домашние, и есть сетевые. Дети среднего класса и около — основной контингент этих школ5.
Вторая — паблик, государственные школы. Как правило, это самое уязвимое звено всей системы. Из уст большинства педагогов звучит упрек государству в недофинансировании и равнодушии к их проблемам. К частным школам явно ощущается классовая неприязнь разной степени выраженности. Государственные школы бесплатны. Уроки с утра. От 3 до 5 в день. ­Домашние задания необязательны к выполнению. Требования щадящие. Вообще, никто никого учиться в этом сегменте системы не заставляет. Это формат ­камеры хранения для детства. Начальная школа финансируется местными властями и также является обязательной.
Финансирование средней — уже забота штата. Как вы понимаете, колебания в достатке этих административных единиц на школе отражаются практически напрямую.
Особнячком стоят школы религиозные. Большинство — католические. Тут все совсем сложно. Формально они никому не подчинены. Но стараются давать образование, ориентируясь на качество частных. Выходит — по-разному.
Еще один небольшой, но сегмент — технические школы. Их задача — давать наряду с общим образованием навыки профессиональные. Ряд технических школ патронируются крупными, в том числе иностранными, компаниями, заботящимися о развитии кадрового потенциала на всех уровнях своего производства. Домашнее задание во всех школах есть, но не регламентируется ничем. Выполнять нужно. Но необязательно. Такой вот парадокс. Впрочем, полагаю, ориентированные на результат частные школы за этим следят, но декларируют демократичность. А так — поди не выполни. Телесные наказания, кстати, не запрещены. Но, по отзывам, не применяются. Как сказала (причем без улыбки) одна учительница начальной школы: «Пороть — дело родительское!»
Родители привлекаются к участию в жизни школы максимально возможно. В фавелах6 и учат сами родители. А кто еще? Тем более, что и среди безработных есть сегмент неплохо образованных, но по каким-то причинам оказавшихся на обочине успеха людей.
Программы обучения и развития каждой школы могут варьироваться, поскольку общего стандарта в рамках страны (пока!) не принято. Набор изучаемых предметов в целом универсален: родной (в данном случае португальский) язык, язык иностранный (с традиционным английским конкурирует испанский)7.

5Цена частной школы может варьироваться от 100 до 1000 (и более, конечно) долларов. В местных реалах это примерно 4 000. Сумма немалая.
6Фавелы (порт. favela) — трущобы в городах Бразилии, где отсутствует развитая инфраструктура и высок уровень преступности. В официальных документах фавелы называют «сообществами» (порт. comunidades). В последнее время термин всё чаще употребляется для описания процессов ложной урбанизации в Африке, Азии и т. д.
7Поскольку Бразилия близка к Гвиане – нередко встречается еще и французский. Но два языка в программе – привилегия частных школ.

 

 

История часто переплетена с географией и наоборот. А «чистая» география очень разная: от вполне академичной и узкопредметной до межпредметной (местами до абсурда: например, курс, отраженный в линейке издательства при университете Маккензи).
Биология, физика и химия максимально деятельностно-ориентированные. Немного теории и задачи, эксперименты, опыты. Что правильно. Правда, обеспеченностью оборудованием для их проведения никто из опрошенных учителей государственных школ не хвастался.
Часто встречается весьма информационно насыщенный курс science. Как ни странно, учителя больше тяготеют не к этому синкретическому курсу, а к предметам. Хотя когда разговор заходит о межпредметности — глаза загораются.
Есть учебники по нескольким предметам одновременно. То есть в одной книге, рассчитанной на семестр, под одной обложкой живут пять-шесть основных предметов. Говорят, удобно.
Вести речь о какой-то фантастической цифровизации не приходится. Учебники в основном бумажные. Правда, весьма изобретательно и полиграфически почти безупречно изданы. Цены впечатляют: один томик какой-нибудь биологии может стоить от 100 до 300 реалов. То есть от 35 до 100 долларов.
Любопытно наличие такого школьного предмета, как философия. Издательства выпускают целые линейки учебных пособий. Мне довелось пообщаться с молодым и увлеченным учителем по данному предмету, которого отсутствие этой дисциплины у нас удивило и даже огорчило: а как же вы, спрашивает, гибкость мышления развиваете? Да вот, говорю, через физику, к примеру. Ну, можно и так, говорит.
Из любопытных предметов еще курс «Природа и религия». Это не аналог нашего ОРКСЭ, а специфический курс, направленный на примирение науки и теологии. Впрочем, мне кажется, они давно не ссорятся. Но бразильцам виднее. Иначе зачем линейка учебников?
Бросается в глаза отсутствие предмета «Информатика». На вопрос «А где, собственно?», — отвечают «А зачем?» Они и так все умеют. Мне сдается, и впрямь. А вот в старшем звене средней школы есть программирование.
Частные школы предлагают предметы, не входящие в программы государственных школ: какие-нибудь искусства или дополнительные иностранные языки. Учебных пособий по этим дополнительным предметам на рынке также достаточно.
Кстати, об учебных пособиях. Никакой экспертизы, проводящей дефиницию между учебным пособием и учебником у нас, здесь нет. На рынке относительно конкурируют несколько издательств, среди которых и школьные. К примеру, сеть школ Makenzie имеет свое издательство и выпускает учебную литературу весьма неплохого качества. Она не поступает в торговые сети, а закупается непосредственно школами или органами управления образованием.

 

 

Существуют локализованные цифровые образовательные платформы, отдаленно напоминающие МЭШ, но масштабы их возможностей несопоставимы в принципе. Начнем с того, что они не бесплатны. И тот факт, что уроки в МЭШ проходят модерацию — то есть некую экспертизу — местных учителей и представителей издательств удивило.
Новорожденный (точнее — ему уже больше 20 лет, но сейчас он претерпевает существенные изменения!) Единый экзамен, взбудораживший всю страну, называется ENEM. Это в целом аналог нашего ЕГЭ. Пока идут споры о том, кто будет его разработчиком. Но и вузы, и школы смотрят в его сторону настороженно. Ибо он может сильно изменить расклад сил на образовательном рынке.
В целом, среднее образование не отнесено законодательством к благам, гарантированным всем гражданам. То есть обязательным не является. Замечу, что и законом дарованное благо востребовано не во всех слоях населения. Нередки случаи, когда дети вместо школы работают, чтобы помочь родителям. Да и детская преступность — куда более простой и привлекательный путь недолгосрочного обогащения — многим кажется гораздо интереснее скучной (а об этом пишут и говорят много) государственной школы.
Связки типа «школа — вуз» здесь нет. По крайней мере, никто из моих собеседников о таковых примерах не слышал. Олимпиадных «лифтов» тоже нет. Университеты порой проводят какие-то skills-соревнования. Но вовсе не для привлечения абитуриентов. Повторюсь: конкурс и без того высок. Положение в первой десятке стран по численности населения, первый тип воспроизводства, предполагающий относительную молодость людей, с лихвой обеспечивает высшую школу ресурсом.
Переходная стадия между школой и вузом — это не узаконенный, конечно, но чуть ли не официальный институт репетиторства. Это явление подтягивания и наверстывания «пятилетки в один год», предлагаемое огромным количеством учителей, их объединений и сетевых фирм. Некоторые даже вполне легально прикреплены к вузам.

 

 

Несмотря на то что университетское образование8 в стране едва отметило вековой юбилей (а до того тянущиеся к знаниям бразильцы плавали учиться аж в бывшую метрополию, Португалию), в стране множество вузов разной направленности и ценовой категории. Каждое здешнее высшее учебное заведение имеет собственную вступительную процедуру (где-то это серьезный экзамен «по билетам», а где-то по сути — собеседование) под названием vestibular. Во многих принимают и результаты экзамена ENEM. А в некоторых — требуют и то, и другое. Высшее образование здесь серьезный социальный лифт и демонстративно доступно далеко не всем. Конкуренция высока. Конкурс огромен. Цены на внебюджетные места «кусаются».
С этими результатами так же, как и пока в России, можно отправиться поступать в несколько учебных заведений, государственных (общественных) или частных. Обучение в общественных вузах в Бразилии полностью бесплатно. В некоторых существуют кампусы для студентов, которые приезжают из других городов. Книги и другой учебный материал приобретаются самостоятельно. Можно использовать цифровые версии, размещенные на сайтах издательств. Это дешевле и как бы удобнее. Нередко в университетах субсидируется питание. С качеством ситуация в высшей школе обратна ситуации в средней: из-за более-менее стабильного федерального финансирования общественные университеты в основном лучше, чем частные.
Пробиться сквозь сложную многоэтажность и ветвистость образовательной системы Бразилии к хорошо оплачиваемой работе удается сегодня многим. Действуя как социальный лифт, она органически не пропускает не готовых к учению и переучиванию. То есть производит жесткий, но естественный отбор. Однако немало потенциальных специалистов из числа талантливых ребят из санпаульских фавел или деревень в Амазонии, не имеющих равных возможностей для старта со сверстниками из более благополучных слоев общества или регионов, экономика большой страны явно недополучает.
Посмотрим, насколько разрешит накопившиеся проблемы новый закон, который окончательно вступит в силу в 2020-м. А пока всё сложно.

8Первый этап высшего образования – graduacao. Мы можем назвать это «первым высшим образованием». Второй этап высшего образования – pos-graduacao, ведущий к «продвинутой» научной квалификации (mestrado и doutorado). Есть особая ступень образования – высшие краткосрочные курсы.

 

текст: И. Колечкин фото: www.huffpostbrasil.com, www.emaze.com

 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: