Образовательная лихорадка

На флаге Южной Кореи было бы логично изобразить шапочку бакалавра и свиток университетского диплома. Бакалавриат оканчивает 68% южнокорейцев в возрасте 25−34 лет. Это самый высокий процент среди всех членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), куда входит 35 развитых стран, в том числе Великобритания, Финляндия, Япония, Швеция, Нидерланды.

Каждые четыре года Международная ассоциация по оценке учебных достижений IEA проводит мониторинговое исследование TIMSS (Trends in Mathematics and Science Study) среди учащихся 4 и 8 классов разных стран. Оно выявляет, где в мире лучше преподают и усваивают математику и естественно-научные дисциплины. Последнее тестирование проводилось в 2015 году. Республика Корея не опустилась ниже четвертого места. При этом четвероклассники республики стали первыми по естествознанию, а восьмиклассники — по математике. Подобные результаты не удивляют — быть в «топе» образовательного рейтинга для этой страны привычно. Считается, что Южная Корея занимает четвертое место по качеству образования среди стран Азии. Однако, по данным ОЭСР, в республике живут и трудятся самые образованные работники на планете.

Южная Корея тратит около 5% ВВП на сферу образования (страны ОЭСР в среднем тратят 4,7%, а, к примеру, Россия — от 3,2 до 4,1%). Министерство образования и управления персоналом поддерживает финансово как государственные, так и частные школы, колледжи и университеты. У Южной Кореи пытаются учиться страны, давно ставшие международными символами престижного образования. Например, в 2013 году южнокорейскую среднюю школу, из которой 80% учащихся переходят в высшую, высоко оценил президент США Барак Обама. А в 2016 году в Великобритании на уровне министра образования велась дискуссия о том, чтобы перестроить учебные планы и систему экзаменов так, чтобы подражать Республике Корея, где ученики ходят в школу как на поле битвы. Для усердной учебы нужна мотивация. Южная Корея, как и некоторые другие страны-«отличницы», бедна природными ресурсами. После Второй мировой войны, когда Южная Корея стала независимой от Японии, руководству молодой республики стало ясно, что единственный шанс страны на успех и процветание — наукоемкое производство, а для этого необходима высококвалифицированная рабочая сила. Культу образования в этой стране уже более 70 лет, он пронизывает все сферы жизни южнокорейцев, включая личную.
Подавляющее большинство молодых людей и девушек в идеале видят свою жизнь одинаково: поступить в ведущий вуз (Сеульский национальный университет, Корейский университет или Университет Ёнсе), а потом стать «белым воротничком», работать в правительственной структуре, банке, научной организации или же в одном из крупных национальных конгломератов: Samsung, Hyundai, LG Electronics. Разумеется, мест в лучших университетах на всех не хватает, в ведущих компаниях их еще меньше. Из-за этого многие молодые люди могут разочароваться в жизни. И это не только психологическая проблема: южнокорейское общество склонно относиться к людям без качественного высшего образования как ко «второму сорту».

В России распространено убеждение, что диплом — это далеко не всё, что нужно для успеха. А в Южной Корее образование — фактически единственный работающий социальный лифт. Нет престижного диплома — тебе закрыты пути в хорошие компании, с тобой не будут общаться «приличные люди», да и создать семью становится непросто. Результат? С момента поступления в среднюю школу (13 лет) ребенок трудится с утра до ночи. Уроки, дополнительные занятия в так называемых «хагвонах», бесконечные домашние задания, зазубривание сотен страниц информации, решение нескончаемых тестов… Ставка делается, прежде всего, на усидчивость ученика, на его способность запоминать информацию, на овладение множеством алгоритмов решения задач, а не на творческий подход и самостоятельность мышления. Впрочем, количество часов, проведенное за уроками, часто переходит в качество, что показывают международные тесты.

Первая ступень обучения в Южной Корее — детский сад, его посещают до 6 лет (или до 7 по восточноазиатской системе счисления возраста, когда ребенку сразу при рождении «начисляют» 1 год). В последнее время, как и в Москве, в Сеуле стали уделять этой когда-то необязательной ступени особое внимание. Это связано как с тем, что всё чаще бабушки и дедушки не могут помогать отцу и матери воспитывать малышей, так и с ростом популярности раннего развития, которое в будущем должно дать ребенку больше шансов в жизни. Маленькие дети учатся родному языку, азам математики или даже иностранных языков, разучивают песни, танцуют. Некоторые детские сады даже проводят что-то вроде экзаменов, выдают дипломы и маленькие «магистерские» мантии. Стоит дошкольное обучение в Южной Корее весьма дорого, порой это сравнимо с обучением в колледже.
В начальную школу, уже обязательную к посещению в отличие от детского сада, ходят дети с 7 до 13 лет. Все предметы — корейский язык, математику, точные науки и т. д. — преподает один учитель. Примечательно, что если в России на высшем уровне признается значимость физической культуры, то в Южной Корее физкультура — факультативная дисциплина. Порой в школе из спортивного инвентаря может быть только два-три мяча. Зато руководство стремится привлечь лучших преподавателей английского языка, какие только доступны.

С 13 лет и до самого выпуска из колледжа и университета продолжается «образовательная лихорадка». В средней школе (с 13 до 15 лет) требования к ребенку многократно возрастают. Каждую дисциплину преподает отдельный учитель, при этом программа, в отличие от России, может варьироваться в каждой школе. Из класса в класс ученики переходят автоматически, без экзаменов, однако уже в последний год обучения те ребята, кто собирается поступать в высшую школу (а их большинство), усиленно готовятся к вступительным испытаниям. Поступив туда, ученик без всякой «раскачки» все три года (с 16 до 19 лет) снова готовится — теперь уже к сдаче стандартного теста «сунын», аналогу американского SAТ (SAT Reasoning Test, дословно — «Академический оценочный тест», стандартизированный экзамен при приеме в высшие учебные заведения в США. Используется для оценки академических знаний и аналитических навыков школьников — прим. ред.). Он состоит из трех частей: корейский язык, математика, английский. Все корейцы соответствующего возраста сдают его в третий четверг ноября. Незадолго до сдачи «сунына» жизнь в стране замирает. Девушек призывают не носить яркую вызывающую одежду и не душиться, а развлекательные заведения закрываются раньше. Как можно отвлекать ребят, ведь они готовятся к испытанию, которое определит их судьбу!

В 2014 году бывший педагог Си-Вонг-Ку высказался в прессе так: «Вся программа сводится к жестокому обращению с детьми. Его (образование) следует реформировать и перестроить без промедления». Но это — один из тихих голосов среди шумных восторгов, пока дети Южной Кореи продолжают делать невозможное.

текст: И. Толстикова фото: www.yskli.com, www.my-uni.ru, www.lei.snu.ac.kr

 

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: