Наука: полное погружение

Предпрофессиональные классы, общение с лучшими преподавателями вузов, взаимодействие школ с университетами и академическими институтами — научно-исследовательская деятельность в Москве начинается сегодня со школьной скамьи.
Как работает наука? Что можно посоветовать старшекласснику, если он выбрал для себя научную карьеру? Как реализуется связь науки и образования? На эти и многие другие вопросы нам ответили молодые ученые столицы — представители Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте РФ по науке и образованию.

 

 

КОНСТАНТИН ФУРСОВ

Заместитель директора Центра статистики и мониторинга науки и инноваций Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, кандидат социологических наук

Знакомство с наукой в школе — время «расколдовывать» мир!

Константин, а когда пришло осознание, что наука будет делом всей вашей жизни? Я могу только предположить — наверное, это произошло в старшей школе?
Нет, немножко позже! То, что научная деятельность меня в принципе интересует, я понял действительно в старшей школе, когда встал вопрос о выборе профессии. У меня было несколько вариантов: дипломатия, психология, педагогика или социология. На тот момент социология для меня была «непонятным зверем», terra incognita. Именно там, как мне казалось, были и аналитика, и научность. Я просто следовал за своим интересом. Но настоящее понимание того, что это действительно «мое», пришло только на втором курсе института — именно там я начал активно участвовать в семинарской и проектной деятельности.

Если понимание, как вы сказали, пришло только на втором курсе университета, можно ли сказать, что поступали вы, что называется, «наудачу»?
Нет, было вполне осознанное решение, я понимал, что хочу заниматься совершенно точно чем-то очень интересным. И мне показалось, что на тот момент это и было действительно самое интересное. Знаете, даже учась в старшей школе, подростки вряд ли четко понимают, что именно они будут делать в жизни. Скорее, они представляют, что это может быть в предметном плане, а вот в рамки каких профессий вкладывается — это большой вопрос!

Сейчас у московских школьников гораздо больше реальных возможностей прикоснуться к различным областям науки и обдуманно выбрать для себя будущую область деятельности. Что бы вы посоветовали ребятам? На что обратить внимание, чем, может быть, пренебречь, если они поняли, что их выбор — научная деятельность?
Самое первое — прислушаться к себе и очень честно попытаться ответить на вопросы: что я могу делать, что я хочу делать и что мне для этого нужно. А дальше первый шаг — попробовать узнать об этом вопросе что-то еще из разных источников. Сейчас для этого масса возможностей — почитать литературу, послушать открытые лекции, «порыться» в интернете, то есть максимально погрузиться в тематику. Понять, «ваше» это или нет, можно только тогда, когда вы что-то попробуете. Чем раньше это случится — тем лучше. После этого можно строить свою траекторию. Это уже вопрос силы вашего желания. Если вам интересно, но не очень получается, значит, нужно прокачивать навыки и добывать знания. А вот если вы попробовали и поняли, что это абсолютно не ваше, не бойтесь пробовать что-то новое!

А как вообще работает наука? Что это за профессия?
Она работает, как и всякая другая профессия. Наука, помимо того, что это вид творческой деятельности, — еще и социальный институт. За наукой признается право выносить обоснованные, или «сертифицированные», суждения, мы же не сомневаемся в том, что говорит нам наука, это истина! И это право заслужено долгой работой, проведением множества наблюдений и экспериментов… Целевая функция науки состоит в том, чтобы открывать новое, расширять границы знания людей о мире. Однако в известном смысле наука не отличается и от любого другого вида деятельности. Ученые так же ходят на работу, планируют эксперименты, обсуждают результаты, спорят с коллегами, ругаются-мирятся. Другое дело результат — мы не всегда можем увидеть его сразу.

То есть научная деятельность — это своего рода инвестиция с отложенным результатом?
Да, это инвестиция, связанная с приращением знания. Ведь всё, на что мы сегодня полагаемся, на 90 процентов обеспечено развитием науки. То, что раньше казалось революцией, сегодня — повседневная реальность. Но сами идеи появились гораздо раньше, и технические возможности тоже обсуждались гораздо раньше. А сейчас, когда появилась возможность воплотить задуманное, мы окунулись в мир новых технологий, которые дают еще больше новых возможностей. Ход вещей еще ускоряется, и это становится частью нашей естественной среды.

 

 

А как тогда взаимосвязаны и работают образование и наука? Первое, что приходит в голову, — последовательно? То есть сначала образование, а потом наука?
Вы знаете, и последовательно, и параллельно. Сейчас уже сложилась определенная модель исследовательского университета, когда вы не просто транслируете знания, а погружаете человека в среду производства этого знания. Это особенно важно сегодня, потому что цифровой мир огромен, и вы сравнительно легко можете получить любую информацию — есть библиотеки, открытые архивы. Как говорится, было бы желание! А вот поучиться у профессионалов — это совсем другое.

А наука в школе?
Я всегда очень любил электромеханику (раздел физики) и органическую химию, потому что они очень близки к жизни. Меня занимали эксперименты, но научной или исследовательской деятельности в школах в  мое время не было. Сейчас, на мой взгляд, ситуация коренным образом поменялась — дети начинают знакомиться с наукой в школе. Знаете, социологи в свое время сравнили процесс развития рациональных подходов к познанию с «расколдовыванием мира». Дети с юного возраста погружаются в эту среду и начинают понимать, как устроен мир. А вот дальше уже вопрос выбора. Можно всю жизнь посвятить научному поиску, а можно руководствоваться этими принципами в  повседневной жизни. Это одна из задач того, что сегодня называется научной коммуникацией, — просвещать общество, чтобы наши сограждане принимали осознанные решения. Вот вам самый простой пример — покупать генно-модифицированный помидор или нет? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно иметь хотя бы элементарное представление о  том, как работает биология гена. И эти знания сейчас можно получить уже в школе. Все московские проекты: медицинский, инженерный классы, Курчатовский проект и другие — позволяют на практике понять, что это такое — научное знание.

Задам вопрос, который, как мне кажется, хотя бы раз волновал почти каждого. Наука — это для всех? Или это удел избранных? Может быть, такая «избранность» — очередной миф, который тоже нужно «расколдовать»? Или это просто удел счастливчиков и дело случая?
Вы знаете, мне понравился ваш вариант — «удел счастливчиков»! Те, кто вошел в науку и у кого получилось добиться результатов, действительно большие счастливчики! Эти люди следуют своему интересу и несут пользу миру. Может быть, не сегодня, может быть, результат будет завтра, но это уходит в вечность. Наука — для всех, и плодами ее будет пользоваться ровно такое количество людей, скольким она может принести пользу. Это величайшее счастье и огромная ответственность!

А все ли могут понять науку и «принять в ней участие»?
Знаете, мой любимый пример — «citizen science». Это так называемая гражданская наука, когда население принимает участие в масштабных исследовательских экспериментах. От сведений о распространении борщевика в Подмосковье до регулярного сбора информации по астрономии — я говорю о любительских кружках и сообществах. Даже просто коллекция определенных наблюдений — это вид «гражданской науки», необязательно дальше самому анализировать эту информацию. Качественно собрать данные, задокументировать этот процесс — очень большое дело. И в этом смысле наука, безусловно, для всех, каждый может принять в ней участие!

 

 

 

 

БОРИС КОРОБЕЦ

Проректор по информатизации и модернизации Московского государственного технического университета имени Н. Э. Баумана

Наша самая большая задача сегодня — научить ребят думать

 

Борис, когда вы решили для себя, что будете заниматься наукой?
Знаете, я не очень хорошо учился, совершенно не было никаких мыслей о том, что буду заниматься наукой. Будете смеяться, но, как теперь понимаю, всё началось со спора с учителем на уроке литературы. Речь зашла о плагиате. Так я впервые задумался о том, что такое интеллектуальная собственность и авторские права. Если говорить серьезно, мне очень повезло — я поступил в Бауманку. Я вообще «бауманец» в третьем поколении. Здесь я начал развивать тему интеллектуальной собственности, сначала это было больше юридическое направление, потом оно превратилось в техническое. Абсолютно уверен, что мои кандидатская и докторская — это просто жизнь. Вы спросили, как я пришел в науку? Мне кажется, я до сих пор к ней иду.
А если говорить об «истории успеха» — я выбрал Бауманский университет, ни разу не пожалел об этом, начинал с ассистента преподавателя, потом стал заведовать кафедрой, сейчас я проректор университета. Наверное, это просто моя судьба.

Что посоветуете ребятам, которые сейчас выбирают научную карьеру?
Для ребят сейчас открыты все возможности. В Бауманке на базе университета работает ряд центров и лабораторий, которые позволяют и школьникам, и студентам-первокурсникам втянуться в научный процесс, посмотреть вуз, прикоснуться к будущей профессии. И уже в прямом смысле «потрогать» разработки, роботов, понять, что такое твоя научная специальность. И, что очень важно, — понять, нужно тебе это или лучше направить силы на что-то другое. Когда мы говорим, что с помощью науки сейчас можно не просто создать свой образ ученого, но еще и стать успешным предпринимателем, человеком, который зарабатывает деньги, — это очень важно!
Действительно, неоценимо то, что делает правительство, чтобы ребята осознанно смогли выбрать свою будущую научную профессию. На базе университета при поддержке ДОНМ и Правительства Москвы созданы два центра: Центр молодежного инновационного творчества и технопарк «Инжинириум». На базе этих центров готовятся настоящие «шустрики» и «умницы», которые дальше идут по программам поддержки научных грантов и переходят на стадию создания бизнеса. Они сейчас уже могут видеть, как их старшие товарищи, те, кто сегодня ведет у них занятия, прошли по этому же пути. И как они из вчерашних сомневающихся школьников превратились в успешных предпринимателей и ученых.
Что очень важно — ребята уже сейчас могут понять, что их будущие научные направления могут привести к созданию бизнеса, к возможности адекватного заработка и обеспечения достаточно высокого уровня жизни.

Получается, связка «школа — вуз — будущая область деятельности» работает?
Абсолютно правильно! И в технопарке, и в Центре молодежного инновационного творчества школьники выполняют свои проекты на тех задачах и кейсах, которые ставят промышленные предприятия. Если они находят друг друга, то заключают отложенный договор о трудоустройстве. Борьба предприятий за лучшие молодые умы начинается уже со школы.

А что такое «образование через науку»?
Ну вот первый курс, например, погружает в мир фундаментальных знаний, а со второго курса ребята уходят в лаборатории и ведут конкретные проекты вот в такой, например, лаборатории. Это уже научно-исследовательские работы, в которых ребята участвуют и со школьной скамьи, и с первого курса. Они понимают не просто теорему, описанную в учебнике математики, они понимают, как эта теорема применяется в настоящей научной деятельности.
Наша задача — чтобы магистерские диссертации ребят превращались в проекты, ориентированные на внедрение созданного ими продукта в реальный сектор экономики.

Расскажите немного подробнее об «Инжинириуме».
Это технопарк. В первой половине дня школьники слушают учебные дисциплины, курсы, мастер-классы, которые проводят с ними наши преподаватели. Они могут потратить свое свободное время на то, чтобы глубже погрузиться в будущую профессию. Или, может быть, не погрузиться — если поймут, что это не их история. Потому что самое страшное — это когда на последних курсах ребята вдруг начинают осознавать, что это «не их». Очень важен и тот факт, что, учась в «Инжинириуме», школьники могут получить дополнительные 10 баллов к ЕГЭ — иногда эти баллы становятся решающими. Кроме того, я об этом уже говорил, занимаясь своим проектом в «Инжинириуме», ребята одновременно «подбирают» себе будущего работодателя. Если честно, я по-хорошему завидую этим школьникам — в наше время ничего подобного не было!

 

 

А что такое наука в современном мире? И что такое наука для ваших студентов?
Многие студенты действительно встают на научный путь еще со школьной скамьи, а у кого-то это происходит на университетской территории. А у кого-то это не происходит вообще. Кто проявил интерес, до кого смогли достучаться — это всегда улица с двухсторонним движением. Если человек сам в какой-то момент не развернулся в сторону науки, очень трудно развернуть его туда силой, да и не нужно — это дело души. Наука для меня сегодня — это приоритет развития государства. В 2016 году была принята Стратегия научно-технологического развития РФ, первый раз она приравнена к стратегии национальной безопасности. Мы во всеуслышание заявили, что развитие науки в России — это важнейший государственный приоритет. Технологии — это всё, именно они определяют твое место в мире. Если мы идем уверенным шагом и повторяем подвиги Королева, Жуковского, Циолковского, Туполева — у нашей страны великое будущее. Поэтому наша самая большая задача сегодня — научить ребят думать. Надеемся, что всё у нас получится!

 

 

 

АНДРЕЙ БАЙКОВ

Кандидат политических наук, доцент, проректор по магистерским и международным программам МГИМО МИД России, главный редактор журнала «Международные процессы»

Наука прежде всего дает понимание, а понимание — величайшая сила

 

Андрей Анатольевич, как вы поняли, что ваша жизнь будет связана с наукой? И что помогло очертить именно эту область деятельности?
Сам часто об этом думаю — полезно вспомнить, как всё начиналось, провести, так сказать, ретроспективный анализ. Полезно уже хотя бы потому, что дает стимул для дальнейшего проектирования будущего, своего и студентов. Так вот, ничего не было предопределено. Когда я поступал в МГИМО, я ориентировался на практическую карьеру дипломата. Работа в интересах государства, мира, сотрудничества — первый посыл, который вы получаете от преподавателей в этом университете. Готовясь к МГИМО, глубоко погружаешься в те предметы, которые требуются при поступлении. Конкурс здесь всегда серьезный. Когда я поступал, еще не слышали про ЕГЭ, и, чтобы пройти, нужно было сдать внутренние вступительные испытания: история, литература, иностранный язык. Именно во время подготовки к университету я почувствовал в себе академическую жилку. Готовиться серьезно начал с 9 класса. Я понял, что мне интересно копаться, разбираться, анализировать. Историческая наука ведь в принципе настроена на выявление причинно-следственных связей, познание логики развития событий, процесса.
В университете основное влияние на меня оказали преподаватели. Есть те, которые прививают любовь к практической деятельности, а есть те, кто способен раскрыть перед студентами весь потенциал современной науки. Наука прежде всего дает понимание, а понимание — величайшая сила. Настоящее лидерство всегда присуще тем, кто может доступно объяснить другому смысл происходящего, цель наших действий, того, куда мы идем и ради чего. Наука может действовать в интересах добра или зла, но в любом случае это ключ к пониманию.
Сейчас с трудом, но совмещаю и административную, и исследовательскую, и педагогическую деятельность. Кстати, в отличие от любой другой работы, научная никогда не прекращается, даже на отдыхе.

На что обратить внимание старшекласснику, если он задумывается о научной карьере?
Мой совет, наверное, покажется банальным, но не сказать об этом не могу: наука всё-таки не для всех! Это во-первых.
Во-вторых, если вы чувствуете в себе склонность к точным наукам, наукам естественно-научного, математического цикла, то я бы посоветовал еще сразу ориентироваться на соответствующие факультеты. Даже если у вас что-то не сложится — это та база, которая позволит вам в последующем состояться в любой сфере, даже гуманитарной! А вот тем, у кого есть склонность к историко-гуманитарному профилю, нужно пробовать себя в самых разных дисциплинах (экономика, история, юриспруденция и даже политология) и не пытаться «заужать» сферу своих интересов.
Ведь сейчас основная тенденция — математизация гуманитарных наук, внедрение количественных методик. Это может кому-то не нравиться, но независимо от этого нужно понимать, что происходит в твоей науке, какие из ее методов исследования наиболее перспективны. Это особенно актуально сегодня, когда происходит интервенция методов «больших данных» в социологию, в экономику. Мы имеем возможность выявлять закономерности в поведении людей на основе данных миллионов единиц. Ученый должен уметь провести весь цикл исследований — от начала до конца, а не полагаться на чужие компетенции.
Сегодня и сами критерии деления на гуманитариев и технарей размываются и теряют актуальность, и основные прорывные решения и достижения возможны — и, скорее всего, будут сделаны — именно на стыке дисциплин. Поэтому междисциплинарность и межпредметные кластеры — это ведущий тренд сегодняшнего дня.

 

 

Есть ли какие-то программы, позволяющие старшеклассникам посещать университет, присматриваться как к будущему образованию, так и области деятельности, получать навыки?
У нас давно и успешно работает факультет базовой, или довузовской, подготовки, который ориентирован на старшеклассников, интересующихся международной проблематикой. У нас ведь преподают не только международные отношения, но и практически всё, что имеет международное измерение: бизнес, журналистику, социологию, массовые коммуникации, экономику, право, но обязательно с международным, сравнительным компонентом. Здесь найдутся факультет и образовательная программа для потенциальных студентов с самым широким кругозором, которые пока еще не определились с выбором.
Между прочим, благодаря введению двухуровневой системы образования у студентов всегда есть возможность скорректировать свою траекторию, свой, как сейчас говорят, образовательный маршрут, поменяв специальность при переходе из бакалавриата в магистратуру.
Мы активно участвуем в проекте «Университетские субботы» — рассказываем, что происходит в праве, в экономике, в международных отношениях. Всегда есть возможность посещать наши дни открытых дверей, профориентационные мероприятия. Мы ищем разнообразия в студенческом контингенте — в этом источник развития. Стремимся, чтобы к нам приходили студенты не только из разных стран, но и с разной подготовкой. Развиваем не вполне привычные специальности — такие как, например, информационные технологии в гуманитарных областях, учим студентов нашего классического факультета международных отношений применять количественные методики анализа. У нас совершенно точно будет интересно учиться и тем, кто гуманитарием себя не считает!

 

 

НИКИТА МАРЧЕНКОВ

Кандидат физико-математических наук, председатель Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при президенте РФ по науке и образованию, и. о. руководителя Курчатовского комплекса синхротронно-нейтронных исследований НИЦ «Курчатовский институт»

Заниматься наукой — это интереснейший способ познания мира

 

Никита Владимирович, расскажите о вашем пути в науку, о личном выборе научной карьеры. С чего всё началось?
Началось всё еще в школе, где родилось мое увлечение математикой и физикой. Именно поэтому я выбрал Московский инженерно-физический институт, где уровень подготовки по физическому профилю очень высокий. После его окончания я пошел работать в Институт кристаллографии в лабораторию рентгеновского и синхротронного излучения, созданную еще в начале 1980-х годов М. В. Ковальчуком, и мне посчастливилось стать его аспирантом. Кстати, в этом году институту кристаллографии, как и Курчатовскому институту, исполнилось 75 лет!
Работая с Михаилом Валентиновичем, не «заразиться наукой» просто невозможно! Я защитил кандидатскую по специальности «Кристаллография» и позже перешел на работу на Курчатовский источник синхротронного излучения.

Сейчас продолжаю развивать свои научные интересы в области исследования материалов при помощи рентгеновского излучения. Что вы могли бы посоветовать старшеклассникам, которые выбрали для себя научную карьеру? Есть ли своеобразный алгоритм действий?
Один из залогов успеха — это фундаментальное образование, независимо от того, чем ты будешь заниматься. Вы знаете, многие мои одногруппники работают в банковской сфере, в области ИТ-технологий, в Mail.ru, в Сбербанке. Так что хорошее высшее естественно-научное образование ценится везде и всегда. Второе — нужно понять, сориентироваться в области своих научных интересов, причем на уровне базовых предметов — очертить для себя круг. А вот на этапе обучения в вузе ты уже начинаешь специализироваться и понимать, что тебе нравится больше.
Есть и другой путь. Сейчас один из мировых научных трендов — междисциплинарные исследования, конвергенция наук и технологий. Соответственно, для занятия в этой области нужно соответствующее образование, яркий пример — это НБИК-факультет московского Физтеха, где, например, сильная физика, но преподается она в тесной связке с биологией, химией. Или, например, нейроинформатика — на стыке ИТ-технологий и когнитивных наук.

То есть это дает возможность попробовать себя и в другой сфере, не замыкаясь на какой-то одной области?
Именно так. Узкая специализация в науке сегодня — день вчерашний. Поэтому повторюсь — фундаментальное образование плюс междисциплинарность!

Чем вы заняты сейчас? Расскажите о ваших научных исследованиях.
Область моих научных интересов связана с применением рентгеновского излучения для исследования структуры вещества. Рентгеновское излучение — уникальный инструмент познания атомной структуры. Есть ограничения для человеческого глаза, даже вооруженного суперсовременным микроскопом. Рентген же «видит» до отдельных атомов — и это сегодня активно используется для исследования структуры вещества. Конечно, в первую очередь, это необходимо в медицине. Ежегодно десятки тысяч структур белков определяются с помощью рентгеновского излучения!

Это действительно фантастика! А где, с вашей точки зрения, старшеклассники сегодня могут попробовать свои силы и убедиться, что они правильно выбрали направление?
Первое — это технопарки, куда ребята могут прийти после школы и в формате лабораторной внеклассной деятельности провести интересные эксперименты. Они начинают понимать, как устроен наш мир, законы физики. Почему, например, глазом нельзя увидеть атомы, а рентгеном — можно!
Второе — это «Курчатовский проект непрерывного конвергентного образования». Молодые ученые Курчатовского института вместе со школьниками выполняют проектные работы. Например, мы занимались выращиванием водорастворных кристаллов, объясняя область их применения. А в этом году мы поняли, что кристаллами уже никого не удивить, и ребята сами собрали кристаллизатор, который контролирует температуру. Для этого проекта от старшеклассников понадобились уже навыки инженеров, программистов и физиков.
И третье — это такие образовательные центры, как «Артек» и «Сириус», с которыми мы тесно сотрудничаем. Например, в прошлом году в «Сириусе» мы вместе с ребятами разрабатывали эмоционального робота!

Как, на ваш взгляд, можно сегодня заинтересовать школьников, привлечь их в науку?
Знаете, сказать молодому человеку: «Приходи к нам в лабораторию исследовать материалы!» — это одно. Но если объяснить ему, что из этих материалов будет собран суперсовременный самолет — такая мотивация будет более убедительной. Медицина, освоение пространства, вопросы экологии, информационные технологии, вопросы национальной и продовольственной безопасности — это всё приоритеты, обозначенные в Стратегии научно-технического развития нашей страны. Многие из них мы решаем в НИЦ «Курчатовский институт», именно такими глобальными задачами, мне кажется, можно заинтересовать наше поколение. Очень важно, чтобы на примере того же Курчатовского института — с его суперсовременным оборудованием, уникальной базой, программой развития — студенты, аспиранты — все будущие молодые ученые видели своими глазами, что у них есть огромные перспективы самореализации, запрос на науку, интерес к ней государства. А это значит, что именно в научной сфере есть все перспективы для развития, карьерного роста. Образ успешного молодого ученого снова стал востребован в обществе. Быть ученым — это не только интересно, но и престижно… И это не может не радовать!

 

текст: Е. Рипс    фото: Н. Арефьева, И. Ерамасова

 

 

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: