Пластический спектакль: вместо тысячи слов

Её движения грациозные, плавные. Его — отточенные и немного нервные. Она — счастливая невеста, ожидающая статного жениха, он — молчаливый скучающий наблюдатель. Казалось бы, нет такой силы, которая объединит этих двоих, ведь он — демон, а она земная девушка. Но даже бессмертный дух падет ниц перед могуществом такого глубокого чувства, как… любовь.

«Демон» Версия без слов

 

Поэму «Демон» знают все. Ее изучают в школе на уроках литературы, однако подлинное осмысление глубины этого произведения приходит, пожалуй, только после повторного прочтения спустя какое-то время. Михаил Юрьевич Лермонтов работал над «Демоном» больше десяти лет. Его первоначальной задумкой было связать добро и зло чувством к одной женщине: ангел и демон должны были полюбить монахиню, однако позже поэт изменил замысел. Демон стал основным лицом действия, погубившим девушку из ненависти к ангелу-хранителю. Затем изменения претерпел и образ безликой монахини — главной героиней стала веселая, живая красавица Тамара. Основным врагом демона стал не Божий Ангел, а он сам и его запретная, испепеляющая любовь. Поэтому образ главного героя до сих пор вызывает много споров: кто-то жалеет вечно одинокого Демона, а кто-то ставит под сомнение глубину чувств этого порождения зла. Впрочем, прочитать оригинальный текст вы всегда сможете сами. Мы же расскажем вам о нетривиальной постановке этого произведения в Московском драматическом театре имени М. Н. Ермоловой. Помог разобраться журналу «Школа. Москва» во всех хитросплетениях пластики и театрального искусства исполнитель главной роли Сергей Кемпо.

 

 

Как вы думаете, что будет, если лишить драматический спектакль одного из главных инструментов выразительности — слова? Кажется, что заменить текстовую фабулу очень непросто, но автор спектакля — режиссер-хореограф Сергей Землянский — нашел то, что стало новым художественным средством выражения. Определяющим в стилистике этого спектакля стал… танец. Именно танец становится языком, на котором говорят друг с другом герои. Именно движения передают глубину их чувств, порывы, сомнения, смятение мыслей. Ведь когда любовь обрушивается даже на Демона — слова излишни.

 

 

Пластический спектакль подразумевает под собой несколько другие приготовления, чем обычный. Три месяца мы занимались только физической подготовкой, а первое время вообще не делали никаких связок — режиссер Сергей Землянский нас именно тренировал. Это были растяжки, упражнения, перерыв — а потом снова. Занимались с утра и до самого вечера. Только после месяца такой разминки мы стали делать какие-то совместные связки.

Сергей Кемпо

 

 

Пластический спектакль сегодня не редкость. Основной компонент такого театра — это движения актера. Язык танца настолько богат, что позволяет работать в разных жанрах: драме, пантомиме, комедии. Пластика (от греч. plastike — ваяние, скульптура) — это объемная выразительность человеческого тела в статике или динамике. Сергей Землянский так говорит о своей версии без слов: «Поэма М. Ю. Лермонтова «Демон» буквально отрывает тебя от земли… провоцируя на творчество, вновь и вновь возвращая к главным вопросам. И молчать об этом становится уже невозможно. И тем не менее в своем спектакле я буду об этом молчать. Ничто не может раскрыть и передать все грани и закоулки сложной человеческой души так точно и сильно, как язык тела».

 

 

Для меня самой сложной частью спектакля была та, где нет действия, нет движения. Когда ты что-то делаешь, зритель видит, понимает, потому что действие сильнее слов. А молчать и еще одновременно просто стоять, при этом все равно стараясь даже в статику внести какую-то мысль, тяжело. В этот момент я понимал, что право молчать на сцене нужно заслужить. Молчание вообще вещь довольно красноречивая, особенно когда работаешь с партнером и вы без слов друг друга понимаете.

Сергей Кемпо

 

Пластика актеров потрясает. Ловкий, сильный Демон в исполнении Сергея, восседающий на терновом венке, в первые минуты спектакля не горит желанием спускаться. Но, когда он это делает, мы поражаемся. Легко, то подтягиваясь на тканях, то делая различные перевороты, он снисходит до земли.

 

С тканями получился интересный момент: в первоначальной версии спектакля их не было. После длительных тренировок, когда мы начали уже скреплять движения, возникла эта декорация. Мы хотели сделать с помощью этих тканей какие-то эффектные проезды, скольжения, но это оказалось невозможным. Материал ткани должен быть специальным, а иначе она просто сжигает кожу из-за сильного трения. В итоге мы оставили несколько движений в начале.

Сергей Кемпо

 

 

Язык тела понятен и доступен всем. Персонажи не произнесут ни одного слова, но нужно ли это, если вы и так сможете проследить всю историю чувства, захватившего Демона, ни на шаг не отходящую от оригинала?

 

У меня было свое видение Демона, поэтому иногда возникали споры с режиссером. Кажется, все в мелочах, но именно эти детали очень отличают наших Демонов. Они совершенно разные, но у меня получилось отстоять свою точку зрения. Изначально было два Демона — я и Дмитрий Чеботарев, вот на него образ, придуманный Сергеем Землянским, ложился хорошо. Он был жестокий, властный, грубый, бескомпромиссный. Мой же Демон — больше романтический персонаж.

Сергей Кемпо

 

Танец Демона — настоящая исповедь любви. Он всеми силами очаровывает Тамару, окутывает её своими движениями так, что у зрителей перехватывает дыхание. Он завязывает ей глаза, кружит в танце, жаждет вызвать ответное чувство. До этого момента Демон — существо одинокое, скользящее из мира в мир, из эпохи в эпоху. Никому не нужный, но ни в ком и не нуждающийся, он внезапно обретает смысл существования в смертной женщине.

 

Мой Демон — это бывший любимец Бога. По сути, это капризный ребенок, который все хочет делать по-своему. Однако он часть Бога, поэтому не может быть не связан с ним. У него есть душа, способная любить, — ведь он когда-то был ангелом. К сожалению, Бог, как строгий родитель, наказывает Демона за эгоизм и тщеславие вечным одиночеством. Это одиночество скорее внутреннее — Демон перестает понимать, зачем он создан, зачем создан этот мир, зачем он в этом мире. Это приводит к равнодушию, возможно, даже какому-то сумасшествию. Каждый день он задает себе одни и те же вопросы, на которые давно знает ответы. Это еще страшнее.

Сергей Кемпо

 

 

Чувство, охватившее Демона, настолько глубоко, что толкает его на злодеяние — убийство жениха Тамары. Кара главного героя в этой постановке еще и в том, что душа у него очнулась от мертвого сна созерцания.

 

Почему среди всех женщин мира Демон выбрал Тамару? Пожалуй, банально говорить, что это потому, что у нее чистая душа. Ну а почему люди влюбляются? Ведь Демон Лермонтова во многом более человечный, чем привычный нам образ. Вот человек видит кого-то — и всё, любовь. Никого больше искать не надо. Это не просто родственная душа: человек рядом должен вдохновлять на какие-то поступки, воодушевлять. И главное — не разрушать. Демон нашел девушку, а именно ее душу, которая поняла его и полюбила.

Сергей Кемпо

 

 

В конце концов бывший венец творения Господа — какая ирония! — остается запертым в терновом венке. Навеки остался в собственном круге ада, вынужденный и дальше проживать бессмысленные дни без любви. С него начинается история — им же заканчивается.

 

 

В самом начале подготовки спектакля я, если честно, еще ничего не понимал. Что это будет, как. Только к десятому спектаклю нащупал, куда идти. Я стал учить оригинальный текст. Чтобы молчать, нужно нести мысль. Нужно понимать, что ты делаешь и почему. Когда видно, что героем на сцене движет какая-то мысль — за ней хочется следовать.

Сергей Кемпо

 

 

Отдельный персонаж «Демона» Сергея Землянского — это музыка, написанная композитором Павлом Акимкиным. Постановка полна звука, но слов в ней вы не услышите, только нервный смех Тамары, едва не сошедшей с ума от горя, да псалмы на грузинском, больше напоминающие чернокнижные заклинания. То и дело в зале разносится шепот — это дыхание Демона, который робеет перед своей возлюбленной. Поначалу он боится даже коснуться Тамары, обходит ее, то и дело протягивая руки и тут же отдергивая их назад. За нее он борется со светом — Ангелом. Демон не готов расстаться с девушкой, но понимает, что его путы не смогут связать бессмертную человеческую душу. Музыка спектакля пульсирует, завораживает, но она современна и понятна, так же как и танец актеров.

 

В нашем спектакле всё основано на ощущениях, на энергии, на понимании без слов. Нельзя сказать, что Демон зачаровывает Тамару, ведь если бы она не хотела, не осталась бы с ним. Он дает ей выбор: приходит в полном демоническом обличии, причем в монастырь, в место, само по себе противоречащее природе этого героя. Ради нее он идет против Ангела, и она сама выбирает Демона, протягивает к нему руки. Для Демона это — как откровение.

Сергей Кемпо

 

 

Пластический спектакль всегда наполнен символизмом, ведь если слова могут трактоваться по-разному, то что говорить о языке танца? Каждый видит в движении тела, взмахе рук, повороте головы что-то свое. По сути, такая версия без слов — это удачный эксперимент, воплотивший в себе не только замысел режиссера-хореографа, но и классический сюжет давно знакомого произведения.

 

 

Пластический спектакль нельзя назвать более сложным, чем обычный. Он просто другой. Но для драматического актера играть пластический спектакль — огромный опыт, школа. Благодаря этому ты во многом узнаешь свое тело — буквально достаешь из себя всё, все эмоции, которые не можешь выразить словами. Приятно видеть, что очень много молодых ребят приходят на спектакль — значит, читают, значит, пытаются понять. Если бы я был зрителем «Демона», то точно не остался бы равнодушным, он бы меня тронул, задел. Это главное. Все спектакли должны воодушевлять, они должны быть для чего-то.

Сергей Кемпо

 

 

Наш диалог прервался — жизнь театра всегда кипит, и Сергею нужно было идти на репетицию другого спектакля. Напоследок он сказал, что считает интересным возможность воплотить образ-без-слов Треплева, персонажа «Чайки» А. П. Чехова. Возможно, в будущем мы сможем увидеть и этот пластический спектакль.

 

 

Мы постарались раскрыть разницу между обычной постановкой и версией без слов. Пластический спектакль — это таинство, где хореография, свет, музыкальное сопровождение и костюмы существуют в абсолютной гармонии несколько другой, нежели привычная нам, театральной вселенной. Журнал «Школа. Москва» рекомендует вам посетить постановку «Демон» для того, чтобы убедиться в этом самим.

текст: В. Разводовская   фото: Е. Сирина, О. Аносова

 

 

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: