Мой район в годы войны

Северо-западный административный округ.

Значительная часть территории, входящей ныне в Северо-Западный административный округ, в годы войны относилась к Ленинградскому району нашей столицы. В начале июля 1941 года из жителей этого района была сформирована 18-я Московская дивизия народного ополчения. Уже днем 10 июля ее бойцы пешим маршем выступили в Красногорск. Спустя месяц дивизия оказалась под Волоколамском, где красноармейцы были заняты не только боевой подготовкой, но и строительством укрепленных рубежей.

Место установки памятного знака в честь 18-й МСДНО

С 3 октября 18-я Московская дивизия народного ополчения, которой в это время командовал полковник Петр Кириллович Живалев, заняла позиции в излучине Днепра, в районе деревни Волочек, и приготовилась к отражению удара рвущегося к Москве врага. На следующий день начались упорные бои, зачастую перераставшие в рукопашные схватки. Дивизия понесла большие потери и была окружена. К середине октября ей удалось вырваться из гитлеровского кольца и выйти в расположение своих в районе Гжатска.

А уже в ноябре части этого воинского соединения провели свою первую успешную наступательную операцию. Дело было в районе села Скирманово. Здесь противник готовил плацдарм для удара по Волоколамскому шоссе и прорыву к столице Советского Союза. Под умелым руководством нового командира — полковника Петра Николаевича Чернышева — бойцы дивизии совершили успешный фланговый маневр и выбили фашистов со Скирмановских рубежей. В виде трофеев им достались 18 танков, орудия, пулеметы и винтовки.

Мемориал павшим защитникам Москвы (Пятницкое шоссе, 23)

 

С 25 ноября 1941 года части 18-й дивизии сражались в составе 16-й армии, которой командовал Рокоссовский, на участке севернее Истры. В этих боях в Книгу Славы вписали себя бойцы взвода младшего лейтенанта Николая Семеновича Кульчицкого. Им было поручено прикрывать отход 365-го стрелкового полка. Только с винтовками, гранатами и бутылками с зажигательной смесью отряд Кульчицкого у деревни Ефимоново преградил путь 40 гитлеровским танкам. Бой был жестоким и изматывающим. Красноармейцы подбили половину бронированных машин противника, остальные отошли. Из группы Кульчицкого не выжил никто. После войны у деревни Ефимоново был установлен мемориальный знак в память о героях-ополченцах и высажено 36 березок — по числу красноармейцев, не вернувшихся из боя.

После начала контрнаступления под Москвой 18-я дивизия народного ополчения принимала активное участие в изгнании агрессора с территории Московской области. 5 января 1942 года ей было присвоено звание гвардейской. Также заменили и учетный номер: она стала 11-й гвардейской стрелковой дивизией. На Пятницком шоссе, 23 (район Митино), в 1968 году был установлен мемориал ополченцам Ленинградского района. Также о подвигах бойцов этого соединения свидетельствует памятник «Ополченцы Москвы», который стоит на пересечении улицы Народного Ополчения и проспекта Маршала Жукова (район Хорошево-Мневники).

Памятник народным ополченцам Москвы (ул. Народного Ополчения)

О тяжелых днях осени 1941 года напоминает и мемориальная доска на здании по адресу улица Народного Ополчения, 16, корпус 4 (район Хорошево-Мневники). Здесь в октябре 1941-го формировался 4-й полк рабочих 4-й Московской коммунистической стрелковой дивизии, который должен был защищать столицу на западных окраинах, если бы враг все-таки прорвался к Москве. Всего в сердце нашей Родины было сформировано несколько таких дивизий. Это были иррегулярные пехотные части, усиленные артиллерией и танками.

Сергей Семенович Бирюзов

Мемориальная доска (ул. Народного Ополчения, д. 16, корп. 4)

Осенью 1941 года все жители столицы вышли на возведение укрепленных объектов, которые помешали бы противнику прорваться в город. В дождь, в снег, с утра до ночи, без перерывов гражданское население Москвы ковало столичную оборону. В СЗАО фортификационных сооружений было построено особенно много, ведь северо-запад — наиболее танкоопасное направление. Самой укрепленной оказалась улица, сегодня носящая имя Маршала Бирюзова, проходящая по району Щукино (в дни обороны Москвы Сергей Бирюзов командовал 132-й стрелковой дивизией Западного фронта). А в районе Куркино, на улице Родионовской, даже сохранились остатки противотанкового рва.

 

«Нам трудно представить себе сегодня, что гуляя по прекрасным, просторным улицам сегодняшнего Северо-Западного округа Москвы, мы, сами того не подозревая, или проходим по линии обороны, или поднимаемся на «высотку» расположения зенитной батареи. Ведь никто, кроме бывших участников тех далеких событий да краеведов, не знает, что в Строгино стояла 18-я батарея, а в Мякинино на 3-й батарее испытывали первую отечественную установку «СОН», улавливающую звук подлетающего самолета за 60 км. На улице Исаковского сохранилась площадка, на которой стояла 20-я батарея. Здесь был сбит один из первых вражеских самолетов, летящих на Москву. 22-я батарея располагалась между Хорошевским шоссе и Верхними Мневниками, обязана была защищать Карамышевский шлюз — последний в системе Канала им. Москвы перед входом в город.

Самым страшным и незабываемым был первый налет на Москву 22 июля 1941 года ровно в 10 часов вечера, когда на Москву прямым курсом летели одновременно 230 бомбардировщиков. И сколько надо было проявить мужества и храбрости, стойкости и уверенности в себе, чтобы встретить первый массированный налет фашистской авиации таким заградительным огнем, что захваченные в плен фашистские асы прозвали небо Москвы «Воздушной крепостью»! В эту ночь в небе Подмосковья было проведено 25 воздушных боев, в которых враг потерял 12 бомбардировщиков. Огневой щит Москвы выдержал.

Вспоминает ветеран Тушинского машиностроительного завода А. Н. Малюшкин: «22 июля мы были свидетелями первого налета фашистов на Москву. Помню, под вечер, как только наш речной трамвай прошел первый после Химкинского водохранилища шлюз (продолжалась эвакуация завода), прозвучала воздушная тревога. Нас высадили на берег канала вблизи одиноко возвышавшегося серого шестиэтажного дома Наркомвода. Пространство между улицей Свободы и каналом было еще не застроено, и мы попрятались в траншеях, нарытых в голом поле (в войну поле перекопали под картошку), и стали наблюдать. С центрального аэродрома столицы, что на “Ходынке”, взлетело звено истребителей-перехватчиков МИГ-3 и, набирая высоту, ушло в западном направлении. В районе Покровское-Стрешнево заработали зенитки. В вечернем небе вспыхнул фейерверк от разрыва снарядов, а над ним — еле различимые три черные точки немецких бомбардировщиков с белыми шлейфами-полосками за ними. Хотя самолеты шли на очень большой высоте, глухое урчание их моторов доносилось до нас вполне отчетливо. Казалось, что они зависли над Тушинским аэродромом, но потом, опасаясь заградительного зенитного огня, стали расходиться, огибая город слева и справа, а один полетел прямо в сторону поселка Сокол. Через некоторое время еще один вражеский самолет, летевший сравнительно низко, направился в сторону Химкинского порта. Однако, наткнувшись на шквальные залпы зенитчиков, повернул обратно, выпустил по ним с задней турели несколько пулеметных очередей (красные строчки трассирующих пуль были хорошо видны на фоне вечернего неба) и скрылся».

14 ноября 1941 года, когда более 120 фашистских бомбардировщиков и истребителей прорывались к столице, навстречу им поднялось 250 советских истребителей. В воздушных боях над территорией Красногорск — Тушино — Покровское-Стрешнево — Центральный аэродром — Кунцево было сбито 43 вражеских самолета. После этого гитлеровцы совершали лишь ночные налеты на Москву.»

Сайт проекта «Мой район в годы войны», материал школы № 1571

 

Мемориальный комплекс «Слава Героям-Панфиловцам»

Мемориал в Серебряном Бору

Бюст маршала И. С. Конева

В Северо-Западном округе расположено много мемориальных точек, напоминающих о суровых днях, когда наш город находился в непосредственной опасности. Например, в Северном Тушине это памятник героям-панфиловцам и аллея памяти в музейно-парковом комплексе «Северное Тушино». В Строгине — памятный знак танкистам-гвардейцам Михаила Катукова, которые не только нанесли поражение бронированным частям Гудериана под Мценском, но и не дали фашистским танковым клиньям сжать горло нашей столицы (еще один памятник в честь танкистов Михаила Ефимовича стоит у Серебряного Бора, в районе Хорошево-Мневники). В этом же районе расположен мемориал павшим защитникам Москвы и обелиск в честь воинов-строгинцев.

 

 

Монумент защитникам Москвы «Ежи»

«Монумент «Ежи» был торжественно открыт 6 декабря 1966 года на 23-м километре Ленинградского шоссе (север района Куркино). Композиция расположена на месте, где в 1941 году был дан отпор немецкому наступлению. Перед установкой памятника комсомольцы более трёх месяцев проводили подготовительные работы: осушали болотистую местность, устанавливали сваи. Произведение архитекторов А. А. Агафонова, И. П. Ермишина, А. Михе и инженера К. И. Михайлова, выполненное из трёх различных материалов — железа, камня и железобетона, воздвигнуто благодарными потомками в честь четырёх московских и одной иваново-вознесенской дивизий народного ополчения, которые в осенние дни 1941 года защищали границы Западного фронта на случай прорыва обороны.

Перед «Ежами» размещена каменная плита с выполненной из цветного стекла и керамики картой обороны столицы и надписью: «В последний час. Поражение немецких войск под Москвой. …6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты, и поспешно отходят, бросая технику, вооружение, и неся огромные потери… Совинформбюро, декабрь 1941».

Неотъемлемой частью композиции является высокая гранитная стела с изображением солдат и рабочих, защищавших страну. На памятной стене высечены имена авторов памятника и надпись: «…И врагу никогда не добиться, чтоб склонилась твоя голова…».»

Сайт проекта «Мой район в годы войны», материал школы № 2005

 

Памятный знак маршалу Г. К. Жукову

 

В уже упоминавшемся Щукине стоят памятники маршалам Сергею Бирюзову, Ивану Коневу (Иван Степанович сначала командовал Западным, а потом Калининским фронтом; подчиненные ему воинские соединения первыми начали контрнаступление под Москвой в начале декабря 1941-го) и Александру Василевскому (он фактически возглавлял Генштаб во время подготовки московского контрудара). На территории Хорошево-Мневников можно увидеть мемориал маршалу Георгию Жукову — полководцу, который командовал Западным фронтом в самые тяжелые дни немецкого наступления на город и фактически возглавил оборону Москвы. На Куркинском шоссе, 112, высится мемориал воинам — жителям села Куркино, павшим в боях за Родину. Недалеко от этого места — на улице Воротынской, 18, — стоит еще один комплекс в память о жителях упомянутого села, воздвигнутый в 2006 году (к 65-летию Московского сражения).

Малый театр — фронту

Табличка на Тушинском машиностроительном заводе

Однако Москва не только воевала, но и работала. На территории СЗАО в ту пору располагалось несколько предприятий, которые укрепляли обороноспособность страны. В первую очередь надо упомянуть Лабораторию № 2 Академии наук СССР. Здесь под руководством академика Игоря Курчатова с 1943 года шла разработка ядерного оружия. Этот исследовательский центр существует и ныне (в советское время он назывался Институтом атомной энергии имени И. В. Курчатова). Он располагается в доме № 1 на площади Академика Курчатова (район Щукино).

В Южном Тушине (улица Свободы, 35) в годы войны функционировал Тушинский машиностроительный завод. На нем с 1942 года выпускали истребители Як-7 и Як-9 — грозные машины, превосходящие своими летными качествами большинство самолетов люфтваффе. На средства, собранные артистами Малого театра, на заводе была построена целая эскадрилья для «сталинских соколов».

Машинный завод, обслуживающий нужды советских ВВС, функционировал также в районе Покровское-Стрешнево (Вишневая улица, 7). Сегодня это Московское машиностроительное предприятие имени В. В. Чернышева, а в период войны это был просто завод № 500. Его открыли еще в 1932 году; он выпускал авиационные двигатели. В военное время завод частично эвакуировали в Омск, но в Москве остались КБ и некоторые производственные мощности. В частности, здесь проектировали и делали моторы для ночных бомбардировщиков Пе-8, которые в июле 1941 года бомбили Берлин.

Вообще, СЗАО можно назвать округом авиаторов. На его территории располагались не только заводы авиационной промышленности, но и несколько аэродромов. Самым известным из них был Тушинский (Волоколамское шоссе, 67, район Покровское-Стрешнево). Здесь дислоцировались авиационные полки истребителей, защищавших Москву, а также штурмовики и бомбардировщики.

 

Улица Планерная

«Тушино в сознании наших современников связано с такими понятиями, как «воздушный флот», «летное поле», «аэродром», «летний воздушный праздник».

Журналист-москвовед Л. Е. Колодный в одной из своих книг адресовал Тушинскому полю точную и емкую метафору: «…Все звуки над ним с давних пор заглушил авиационный мотор. Правда, поле столь велико, что грохота винтов не слышно. Судьба многих авиаторов начиналась на этом поле, отсюда уходили в первый полет, сюда возвращались с победой. Чкалов, Громов, Коккинаки, Анохин, Ильюшин, Яковлев. Всех их видела эта земля, которую не забывают. Разве забудешь место, где выросли крылья?»

Еще в начале 30-х годов в Тушине в Московской школе летчиков Осоавиахима под руководством конструктора Грибовского были проведены опытные буксировки планера Г-2. Тогда же был построен пилотажно-буксировочный планер Г-9. Запущенный в серийное производство, он до войны оставался одним из основных учебно-тренировочных планеров. На нем было установлено несколько рекордов, проводились экспериментальные полеты: взлет с воды на буксире за самолетом, опыты высотной буксировки методом «цепочки». Здесь впервые в мире был создан и испытан планер «летающая цистерна» для дальних полетов с дозаправкой в воздухе самолета-буксировщика. Планер Г-11 применялся в ряде операций Великой Отечественной войны, хорошо зарекомендовал себя при снабжении белорусских партизан и при высадке десанта под Киевом. Всего до 1942 года было создано 17 планеров и 20 самолетов.»

Сайт проекта «Мой район в годы войны», материал школы № 1571

 

Аэродром Захарково

 

Еще один аэродром находился на территории Южного Тушина. До войны здесь базировалась советская полярная авиация. Проявила она себя и во время военных действий. Так, в 1941 году по личному приказу Сталина с этого аэродрома взлетело два гидросамолета — под командой Георгия Байдукова и Михаила Громова. Они должны были через Северный Ледовитый океан добраться до США и передать президенту Рузвельту документы, касающиеся поставок американских военных самолетов Советскому Союзу. Такой путь был выбран из-за того, что пролететь над Европой в то время было просто невозможно. Стоит отметить, что навигация наших крылатых машин осуществлялась с помощью радиоцентра в Куркине (Куркинское шоссе). Он был открыт в 1936 году и существует до сих пор, обслуживая аэропорт Шереметьево.

Захарковский аэродром (Аэродром полярной авиации)

«В 1931 году на окраине Тушина, рядом с деревнями Захарково и Алешкино, строится аэродром Гражданского воздушного флота, названный Захарковским. Он стал центром огромной работы по развитию и освоению Крайнего Севера. С его площадки отправлялись в дальний путь самолеты с экспедициями, а на Химкинском водохранилище были созданы причалы для самолетов-амфибий.

Именно сюда, «домой в родное Захарково», возвращались после выполнения очередного ответственного задания экипажи самолетов, счастливые от сознания выполненного долга. Возвращались, ориентируясь на позывные радиомаяка сначала в Опалихе, а затем при снижении — Захарковского радиомаяка. Летчики вспоминают: «Особенно трудно было возвращаться на аэродром в годы войны. Берега Химкинского водохранилища были закамуфлированы плотами с искусственной растительностью. Усталые после выполнения боевых операций, часто в сплошной облачности, мы должны были “нащупать” коридор — “вход” в Москву, а эти воздушные коридоры периодически менялись. Рассчитывали мы только на средства радиотехнического самолетовождения и “пролезали” через аэростатное заграждение на свой аэродром. Сложность маневра такого слепого полета в этих узких “коридорах” доставляла нам не меньше напряжения, чем полеты над вражеской территорией. Ведь если самолет попадал в стальную сеть аэростатов, безжалостная сталь их тросов разрезала его пополам».»

Сайт проекта «Мой район в годы войны», материал школы № 883

 

Покой московского неба охраняли как летчики, так и зенитчики. В СЗАО базировалось несколько зенитных частей. Например, в доме 22 по Митинской улице располагались штаб и командный пункт 53-й зенитно-артиллерийской дивизии Московского фронта ПВО (о чем говорит мемориальная доска). А на окраине Куркина дислоцировался 3-й дивизион полка ПВО, входящего в состав 1-й бригады войск ПВО города Москвы.

 

Памятник зенитчикам

текст: П. Котов

фото: moiraion.moscow/map, waralbum.ru

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: