9 мифов об учебниках

Моментально устаревающие и «нетленные», необходимые и ненужные, полные ошибок и бесспорные, бумажные и электронные — всё это учебники. В них разбираются все, как в педагогике, политике и футболе. Поэтому вокруг учебной литературы существует множество мифов той или иной степени недостоверности.

Учителя в России строго ограничивают в выборе учебника
Нет
Статьи 32 и 55 Закона РФ «Об образовании» говорят, что «педагогические работники имеют право свободно выбирать учебные пособия в соответствии с образовательной программой». При этом в школу допущены только учебники из утвержденного федерального перечня. Сейчас в нем 1367 наименований. Много это? Мало? Как раз достаточно? Вопрос дискуссионный. Нужно добавить, что столичный педагог находится в лучшем положении, чем коллеги из регионов, ведь для него доступны и почти десять тысяч готовых сценариев уроков (а также других материалов), созданных сильнейшими учителями Москвы. Этими сценариями с сентября 2016 года пополняется «Московская электронная школа».

Чем больше федеральный перечень, тем удобнее учителю
Спорно
Широкий выбор литературы, прошедшей многоступенчатый отбор на федеральном уровне, — это свобода педагога вкупе с защитой от ошибки. Но некоторые представители педагогического сообщества считают, что более ограниченный список дал бы больше пользы. Например, в июне 2017 года в ходе традицион­ной прямой линии с гражданами России президент Владимир Путин отвечал на вопрос директора школы из села Краснополка, касающийся учебников. Директор спрашивал, нельзя ли уменьшить количество учебно-методических комплексов в федеральном списке для объединения образовательного пространства Российской Федерации. Поспорив с тем, что в России нет единого образовательного пространства (особенно по сравнению с другими странами), президент согласился с тем, что налицо избыточное количество рекомендованных учебников. Возможно, решением проблемы мог бы стать дополнительный «регио­нальный список» учебной литературы, созданный московскими учителями. Он бы помог столичным педагогам выбирать учебники, лучше­ «встроенные» в образовательное пространство конкретного региона или мегаполиса. Кроме того, такой список хотя бы частично решил проблему дезориентации в «чаще» федеральных рекомендаций.

Учебнику легко попасть на школьную парту
Нет
Учебная литература в России проходит серьезный отбор. Во-первых, учебник должен принадлежать завершенной предметной линии. То есть педагог, выбирая книгу для своего пятого класса, предполагает, что по данной линии учебной литературы дети доучатся до девятого. Во-вторых, у учебника должна быть и печатная, и электронная версия — это сейчас непременное условие. Кроме того, каждый учебник проходит экспертизы — научную, педагогическую и общественную (культурную и региональную). Только пройдя все эти «кордоны» учебник попадает в федеральный перечень, а затем — в школу. Однако «ляпы» в учебной литературе всё равно есть, о чем известно не только педагогам, детям и родителям, но и посетителям развлекательных порталов в Интернете, где сканы с ошибками, порой забавными, а порой и грустными, регулярно публикуются. Скоро экспертиза учебников станет более жесткой. Министр образования и науки РФ Ольга Васильева недавно заявила: «Мы имеем поручение президента, которое очень четко определяет временные рамки: а именно 1 сентября (1 сентября 2017 года — прим. ред.), когда мы должны… дать четкую схему, как будет осуществляться экспертиза». Также министр уже не раз говорила, что 1367 рекомендованных учебников в федеральном списке — это «чудовищно много».

 

 

Учебник очень быстро устаревает
Да
Мы живем в эпоху «информационного взрыва». Каждый год количество информации возрастает на 30%. Мир развивается стремительно. Весной 2014 года, после присоединения Крыма, разом устарели все учебники по отечественной географии и новейшей истории. По мере расшифровки генома человека, ставшей крупнейшим достижением в области естественных наук конца XX века, биология всё больше усложнялась и продолжает усложняться сегодня.

Если говорить, например, о физике, то уже общим местом стало утверждение «Только плохой физик утверждает, что разобрался в квантовой теории». В ходе той же прямой линии 2017 года президент Владимир Путин резко высказался об одном «действующем» учебнике по экономической географии России: «…Там приводятся данные, скажем, по развитию сельского хозяйства. Сегодня это передовая отрасль российской экономики… А в учебнике всё написано, что у нас деградирует сельское хозяйство. Ну чушь какая-то!».

История знает случаи срочного обновления информации в справочной литературе. В 1952 году вышел пятый том «Большой советской энциклопедии» со статьей о министре внутренних дел СССР Лаврентии Берии и большим его портретом. А в 1954 году редакция БСЭ разослала всем своим подписчикам письмо с настоятельной рекомендацией «ножницами или бритвой» вырезать и портрет, и страницы, посвященные Л. П. Берии и вместо них вклеить другие, присланные в том же письме. Представить, что сегодня школы будут получать новые страницы для старых учебников, разумеется, невозможно.

 

«В информационном обществе срок жизни предметного знания очень мал. Именно поэтому такое внимание уделяется метапредметным умениям, которые должна формировать школа. Если мы считаем учебником ту печатную копию, что стоит у меня в шкафу, устаревать она начинает сразу после выхода, а, может быть, еще не выйдя из печати».

Виктор Малков, учитель истории и обществознания школы № 1524

 

Все мы замечаем, как часто наши гаджеты «подкачивают» из сети обновления. Учебник XXI века должен обновляться почти так же регулярно и легко.

У каждого учителя есть четкие принципы, согласно которым он выбирает учебник
Нет
Учитель по закону свободен в своем выборе учебника в рамках федерального перечня. Затем вступают в силу разные факторы, в той или иной степени случайные.

 

«Однажды я спросила свою знакомую коллегу из другой школы, учителя биологии, о том, сколько рекомендованных учебников по её предмету существует в федеральном перечне. Сначала она ответила, что два. Потом исправилась — шесть. А на самом деле двенадцать! Затем я поинтересовалась, есть ли у коллеги работающая матрица, учитывающая разные свойства учебника — от методологии до полиграфии — для выбора лучшего из них с учетом потребностей конкретного класса. Она посмотрела на меня с непониманием. Я думаю, такой матрицы нет ни у кого из педагогов».

Юлия Игумнова, учитель русского языка школы № 192

Порой учитель в этом вопросе просто плывет по течению, поскольку не считает учебник чем-то очень важным в образовательном процессе: что есть, то есть. Безусловно, играет роль и экономика.

«Постоянно закупать под каждого учителя все новые комплекты учебников — нерационально, тем более что учитель может через год-два уйти из школы. Поэтому выбор учебников — за педагогическим советом, а проекты решений для него готовят предметные и метапредметные кафедры».

Илья Новокрещенов, директор школы № 2095 «Покровский квартал»

 

Мы можем быть уверены в том, что учебник, оказавшийся на парте или в планшете школьника, прошел не одну экспертизу, попав когда-то в федеральный перечень. Однако то, что ребенок учится именно по этому учебнику, — во многом стечение обстоятельств, и последний по степени значимости фактор — воля самого учащегося и его родителей: они ничего не решают.

Учебник не нужен
Может быть
«Хорошему учителю учебник не нужен». Это распространенная сентенция, и у многих учителей есть опыт, её подтверждающий. Например, в начале девяностых какое-то время не было учебника по географии России, а предмет был. Учащиеся приносили на урок географии флешки и дискеты, а учителя сохраняли на них свои собственные конспекты. Сейчас работать без учебного пособия еще удобнее. Есть Интернет и облачные сервисы, существует электронный журнал, куда удобно прикрепить сценарий урока и все дополнительные материалы. Учебник как некое «собрание пестрых глав» ни одному участнику учебного процесса уже, наверное, не нужен. Так можно ли отказаться от учебника глобально? Ведь есть представление о том, что учебник не только рассказывает о чем-то и обучает, но и организует, воспитывает культуру труда, развивает способность ребенка структурировать материал. Он, наконец, дает ученику понять, сколько уже пройдено из годового курса и сколько еще предстоит, помогает «обозреть» весь предстоящий объем работ. Или и этому всему можно найти более актуальный аналог?

Хороший учебник компенсирует непрофессионализм учителя
Нет
Мотивированный ребенок может многое почерпнуть из хорошего учебника, но только в том случае, если его когда-то научил учиться классный педагог.

 

«Не учебник учит ребенка. Не молоток строит дом. Другое дело, что хорошим, качественным, красивым инструментом работать легче и эффективнее. Поэтому все профессионалы стремятся иметь хорошие инструменты».

Татьяна Мансурова, учитель математики школы № 1540

 

Нет никаких доказательств эффективности электронного образования и электронного учебника
Нет

 

«Бумажный учебник, на мой взгляд, поживет еще несколько лет, но до 2025 года не доживет точно. Люди будут продолжать писать и читать, в том числе на бумаге, она останется просто как часть традиции, но электронный учебник дает на порядок больше возможностей для конкретного человека».

ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов

 

Электронное образование — не блажь, а необходимость для педагога. Сейчас в школе учится поколение детей, которое принято называть digital natives («рожденные в цифровой среде» — прим. ред.). В школу ходят ребята, с самого раннего детства знакомые с разнообразными гаджетами и зачастую ориентирующиеся во всем этом лучше родителей и, увы, учителей. Образование должно отражать эту тенденцию, или же контакт с детьми будет потерян, равно как реальная польза учебы для них.

 

«Электронные учебники в России тестировали на протяжении нескольких лет. Результаты оказались удивительными. Тестирование в 25 регионах показало, что успеваемость школьников выросла на 30%».

Владислав Попов, учитель информатики школы № 953

 

Идеальный учебник невозможен
Да (пока)
У авторского коллектива учебника не получится работать без представления об идеале, пусть и труднодостижимом. И вместе с тем — всё живое неидеально, а учебник XXI века может быть только живым.

 

«Прежде всего, хороший современный учебник представляет собой некое базовое ядро информации, в котором ученик может разобраться в какой-то теме, если он её пропустил. Второй компонент — набор разноуровневых заданий, позволяющих ученику освоить тему, — от элементарного до более сложного материала. Третий аспект: должна быть какая-то информация для тех, кому предмет дается легко, кто может заниматься им на «продвинутом» уровне. Может быть, это будут задания для проектной деятельности или исследовательской работы, какой-то справочный материал. Очень важно, чтобы учебник помогал связывать одну дисциплину с другой, формировал метапредметные навыки и межпредметные связи. В целом работа над улучшением учебной литературы — всегда попытка догнать уезжающий поезд. Наверное, по этой причине идеального учебника не существует».

Юлия Игумнова, учитель русского языка школы № 192

 

Идеальный учебник — это современный учебник. Быть современным — значит, не просто «существовать сейчас», но и быть адекватным времени. Идеальным в сложившихся условиях может быть учебник с вовремя обновляющимся, актуальным контентом. Но тогда, вероятно, это уже будет не учебник вовсе в привычном понимании этого слова…

Виктор Малков

Татьяна Мансурова

Илья Новокрещенов

Ярослав Кузьминов

Владислав Попов

Юлия Игумнова

текст: И. Толстикова фото: Н. Арефьева, Д. Кузнецов, пресс-служба Департамента образования города Москвы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: